Енисейск, июль 1887 года.

Едва ли кто будет спорить с тем, что Енисейск и низовая часть его округа вместе с золотыми промыслами и Туруханским краем существуют исключительно житницей Минусинского округа и частью, в хлебородные годы, Красноярским округом. Хлеб из этих местностей доставляется обыкновенно по Енисею, по открытии навигации, на плотах и барках и продается в Енисейске, для южных же промыслов в маклаковской волости. К сожалению, ни полиция, ни городская управа не собирают точных сведений о количестве приплавляемого хлеба на енисейский рынок, равно не собирают более или менее верных сведений о продаже хлеба как для Енисейского округа, так и для Туруханского края. В виду этого, я не могу судить о количестве расходуемого хлеба, но, полагаю, приплавляется его, по крайней мере, в Енисейск, в среднем выводе, не менее 300 тысяч пудов ежегодно. Такого количества хлеба, оказывается не всегда достаточно для упомянутых пунктов, поэтому из года в год, хотя в не больших размерах, но приходится доставлять хлеб зимними путями из Ачинского и Мариинского округов; например, в зиму нынешнего года, какие-то скупщики собирали хлеб для южной системы по всему Енисейскому округу, проникали даже в Ачинский и Мариинский округа т покупали с доставкой в село Казачинское овес до 85 коп. и муку ржаную до 95 коп. за пуд.

Главными покупщиками хлеба являются золотопромышленники и подрядчики для приисковых операций, затем «туруханцы», покупающие исключительно ржаную муку, так как золотопромышленники и подрядчики покупают муки только одну часть и овса две части; поэтому цены на овес, за исключением минувшей навигации, стоят несколько выше, чем на муку; после золотопромышленников и подрядчиков являются покупателями хлеба прасолы, спекулирующие хлебом, ради барышей, на енисейском рынке после того, как наплавной хлеб с плотов и барок разойдется по рукам. Здесь кстати будет заметить то, что некоторые из минусинских прасолов, как, например, Лыткины, Солдатовы, Викторович etc., доставляющие сюда хлеб в огромном количестве, и, смотря по всходам на урожай, продают хлеб или складывают его на хранение здесь, до зимы, и потом «нячатся» с ним, стараясь всеми мерами, в унисон прасолам, поддерживать высокие цены в продолжении всего времени, до следующей навигации. Бессильный ропот населения города, в особенности бедноты, идет страшной волной, но не вызывает сострадания к себе со стороны прасолов, успевающих пользоваться случаем набить карманы. Не так давно хлеб с 40 коп. был искусственно поднят прасолами и хищниками до 1 руб. 40 коп. за пуд. Поднятию цены на хлеб содействовал, главным образом, известный М. Матонин, имевший в то время порядочный запас муки, и, в видах сбыта, конечно, по высокой цене, подстрекнул хищнические инстинкты прасолов удерживать цены. В народе произошел ропот, в воздухе слышались угрозы… Дума спохватилась и обратилась к лицам, имевшим хлеб не для спекулятивных целей в городе, которые в виде займа одолжили управе хлеба столько, что представилась возможность разом понизить цену на 50 коп., и, таким образом, до навигации, хлеб не продавался уже дороже 90 коп., а постепенно понижался. Некоторые из лиц, ссудившие управу займообразно хлебом для продажи в городе, производили отпуск хлеба по покупной цене беднейшим жителям по удостоверениям мещанского старосты. Память об этих лицах не изгладилась еще у бедноты. Для образования независимого фонда на покупку хлеба, между золотопромышленниками состоялась подписка, давшая в результате приличную сумму, которая и была представлена в городскую управу, на обязанности которой в данное время лежит своевременно закупать хлеб и продавать таковой жителям по мере того, как цены на хлебном рынке будут значительно повышаться против покупной цены. Как управа видит это дело, к сожалению, мне не известно. Хлеб же на енисейском рынке, например, в лете минувшего года значительно поднялся против покупной цены. Управа молчала, не противодействовала прасолам; только в одном прасоле, Башурове, проснулись человеческие чувства: он начал продавать хлеб с наложением небольшого процента против покупки, за что недавно он получил благодарность от мещанского общества. Выраженная признательность мещанского общества г. Башурову заслужена конечно, со стороны последнего. Было бы желательно, чтобы мещанское общество и на следующее время отличало тех людей, которые противодействуют злу, наживе, как в данном случае противодействовал г. Башуров, не смотря на угрозы и укоры со стороны своих собратьев по ремеслу – прасолов, из числа которых иные состоят даже гласными думы.

Кроме прасолов, значительная часть муки покупается на енисейском рынке пароходчиками и судовщиками для Туруханского края и винными заводчиками Харченко и Баландиным; завод первого находится в самом городе, а завод последнего в 20 верстах от Енисейска. Однако же, они не прибегают к покупке хлеба на енисейском рынке, за исключением овса, а покупают у минусинских прасолов гуртом или в Ачинском и Мариинском округах. И нужно сказать, что главными, если не единственными, виновниками в возвышении цен на хлеб являются прасолы. Мне кажется, парализовать их деятельность можно бы хорошо основанием потребительских обществ, но, за неимением инициативы и в виду того, что своя рубашка ближе к телу, трудно надеяться на осуществление этого. На городскую же управу возлагать какие бы то ни было надежды, пожалуй смешно. Тем более, что в главе ее стоит лицо, на которого, совсем плоха надежда в этом случае.

Тургеньев в одной из сказок в прозе говорит, что люди, чувствующие себя в чем либо виновными, всегда свою вину складывают на других и, таким образом, успевают зарекомендовать себя с хорошей стороны. Так и наши скупщики хлеба, прасолы, производящие продажу из своих лавочек, кивают и злословят на Ивана и Петра, покупающих хлеб не для спекуляций, а для необходимых потребностей по роду своих занятий. Крокодиловы слезу прасолов в известной степени действуют на обывателей. В таких случаях обыватель не усматривает настоящей причины источника зла.

Года три или четыре тому назад, некоторые из золотопромышленников и заводчиков задались мыслью, в виде опыта, купить хлеба в Бийском округе для того чтобы поддержать цены на енисейском рынке соразмерно покупной цене; действительно, весной того года пришло из Бийска на пароходе до села Ворожейки (волок от Енисейска около 80 верст) более 100, 000 пудов муки ржаной: это количество, следовательно, целиком осталось в руках спекуляторов. Однако ж, зимой хлеб на рынке продавался далеко от покупной цены. Регулирование цен, повторяю, тогда только будет возможно, когда явятся конкуренты с альтруистическими чувствами или народятся потребительские общества. До того же времени, вякая борьба в хлебном вопросе будет безобидна.

Урожай хлеба в прошлом лете в Бийском округе был обильный, а сбыт его там, за отсутствием правильных путей сообщения ничтожный; поэтому некоторые из наших капиталистов приобрели хлеба в Бийском округе, с доставкой в Енисейск, к осени текущего года, около 200,000 пудов, ценой по 65 коп. за пуд; эту же цену предлагают и минусинские хлеботорговцы-прасолы. Жаловаться им, правда, не будет причины, потому что рынок остается их руках. В нынешнем году в Бийском округе хлеб купили Харченко, Востротин и другие. Эти лица, как слышно, намереваются организовать правильный закуп хлеба в Западной Сибири. Известно, что урожай хлеба в Западной Сибири не в том, так в другом месте из года в год бывает благодарный; фрахт же пароходчики берут до Мелецка на Чулыме тот же, что, например, из Ирбити или Томска и Тюмени. Щукин, подрядчик хлеба из Бийска, хлопочет приобрести пароход, и, как мне передавали, Востротин тоже вошел в соглашение по покупке парохода американской системы, одноколесного. Если енисейцы заведут свои пароходы на Чулыме, то покупку хлеба для Енисейска в Западной Сибири нельзя считать случайной. Это подтверждается тем еще, что Щукин окончательно решил доставлять хлеб из Мелецка до Енисейска по просеке Харченко, где последний предполагал соединить Обь с Енисеем если не железной дорогой, то конно-железной. По этой просеке расстояние от Енисейска до Мелецка 150 верст, но есть крюк около 25 верст, который в зимнее время будет выбрасываться, следовательно расстояние до Мелецка будет 125 верст. По старо-ачинскому тракту от Енисейска до Мелецка более 250 верст. Просека Харченко идет тайгой, нежилыми местами, но по ровной и сухой местности. На этой просеке Щукин предполагалвыстроить необходимое число зимовьев для приюта возчиков. Несомненно, что, с устройством просеки, селения по старо-ачинскому тракту до села Берелюсского останутся в безвыходном положении, так как товары из Томска, для сокращения пути и лишних расходов, будут направляться по новой дороге, по просеке.

Вся Бельская волость, за исключением трех-четырех деревушек, также часть Яланской волости расположены по старо-ачинскому тракту и живут только проходящими обозами и бичиком. Урожай хлеба, в особенности в так называемых Кетях: Большой Кети, Алтапче, Малой Кети и Сосновой, до того мизерный, что жителям не достает на продовольствие до новизны. Запасные общественные магазины в этих селах пустуют давно, руга же священнослужителя собирается с великим трудом.

Опубликовано 9 июля 1887 года.

16

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.