На крайнем севере. Тазовский участок.

Главных пунктов на которых живет оседлое население Тазовского участка три: Тазовская церковь на среднем течении реки Таза, ниже ее на 300 верст поселение около часовни, которая устроена вблизи того места, где в XVII столетии существовал город Мангазея, наконец у самого устья реки зимовья мещан Байкалова и Мамаева. Во всех этих пунктах живут оседлые жители мещанского и казачьего сословия, а в местности у церкви ведет полуоседлую жизнь один из инородческих старост. На всем остальном пространстве обитают, ведя бродячий образ жизни, три инородческих орды или рода: Баишинский остятский, Тымско-Караконский остятский и Тазовский юрский. Населения в 1885 году считалось

Мещан-6511
Казаков-268
Баишинского рода52117110227
Тымско-Караканской управы130261204465
Юракско-Тазовской управы75151495291
итого2575377401002

Баишинский остятский род бродит по обеим берегам реки Турухана и по притоку его, впадающему с правой стороны. Значительная часть родовичей его, проживая в плохих чумах, вблизи города Туруханска представляет жалких нищих, едва поддерживающих свое существование милостыней. Пунктом обмена пушнины на продукты и предметы необходимости для инородцев Баишинского рода служит город Туруханск.

Тымско-Караконский остятский род обитает по берегам реки Таза, от среднего течения и до верховьев, соприкасаясь в некоторых пунктах с остятскими рода Сургутского округа Тобольской губернии и проникая иногда до селения Идариат (Сургутского округа). Местом сугланов для них служит поселение у церкви, где живет родовой староста этого рода.

Тазовско-Юракский род проживает в низовьях р. Таза до устья и главным образом в тундре, расположенной между низовьями Таза и Енисея. Пунктом сугланов этого рода служит поселение у часовни к Тазу. Обыкновенно на этой местности инородцы живут только осенью и зимой, летом же на берегу р. Енисея около Пахинского станка; здесь они ловят рыбу и сбывают ее на пароходы, причем приобретают необходимые для себя продукты.

В истории колонизации Туруханского края Тазовский участок играет важную роль: завоеватели его казаки, двигаясь от Тобольска, вышли на р. Таз; здесь покорили обитавшие в XVII столетии племена и укрепились на берегу р. Таза, в том же месте, где существовал в последствии город Мангазея, основанный в 1640-х годах. Инородческие орды в то время были здесь очень многочисленны, так что носили название «комар» (название это сохранилось в народном предании). Будучи покорены, они вследствие разных насилий стали враждовать против русских, сожгли город Мангазею в VXII столетии, а затем начали удаляться к востоку и перешли на прибрежье р. Енисея. Вслед за ними, казаки, перейдя небольшой волок, отделяющий систему р. Таза от р. Турухана, спустились по течению этой реки и при впадении ее построили укрепление, послужившее основанием городу Туруханску. Отсюда казаки спустились вниз по р. Енисею и подчинили другие племена. Таким образом, первыми колонизаторами русского населения в крае были вышедшие из Тазовского участка казаки. Потомки их в незначительном количестве в настоящее время живут в различных пунктах на всем пространстве от г. Туруханска до с. Дудинского. После перенесения административного пункта из города Мангазеи в Туруханск, физическое давление завоевателей на тазовских инородцев ослабло, но зато инородцы стали более и более впадать в экономическую зависимость от своих завоевателей. Туруханск сделался для инородцев пунктом, куда они являлись для представления ясачной подати и вместе для сбыта пушнины; торговые сношения между жителями Туруханска и инородцами выразились в форме кабальной системы, под тяжестью которой обитавшие в Тазовском участке инородческие племена разорились и впали в страшную бедность. Случалось даже, что от недостатка съестных припасов они поедали друг друга. В 1822 году во время посещения Туруханского края первым енисейским губернатором Степановым было сделано распоряжение о постройке запасных хлебных магазинов в местности по р. Тазу у церкви, у часовни и при впадении реки Баихи в Турухан в 100 верстах от г. Туруханска; магазины эти были построены только в 1826 году. После этого инородческие племена еще долгое время не переставали по вскрытии рек выезжать для сбыта пушнины в г. Туруханск, чем пользовались енисейские купцы, составившие себе путем торговли с инородцами приличные капиталы. Затем, количество выезжающих с р. таза инородцев, с каждым годом стало уменьшаться, а с 1848 г., по случаю гибели большинства от оспы, они вовсе перестали выходить в Туруханск. Оставшихся в живых от оспы инородцев эксплуатировали приезжавшие к ним мелкие торговцы и главным образом вахтера хлебных запасных магазинов. В несколько лет образовался на инородцах долг в 10,171 руб. 52,25 коп., числящийся до настоящего времени на счет хлебного запасного капитала. В конце 60-х и начале 70-х годов по случаю улучшения зверопромышленности, торговые сношения между инородцами и русскими оживились, что дало администрации повод доказывать ненужность казенной хлебной операции. По этому случаю в Туруханский край приезжал советник енисейского губернского правления Мерцалов, до докладу которого в 1875 году в числе 13 магазинов были упразднены – баишинский и часовенный магазины, и выдача в долг хлеба из других магазинов прекращена. Наступившие после этого неблагополучные годы по случаю истощения зверопромышленности были причиной того, что все нуждающиеся в продовольствии поели оставшихся у них оленей, без которых они в настоящее время не могут углубляться в леса за промыслом зверя, иметь теплую одежду и устраивать походный чум из оленьих шкур. Теперь большинство инородцев Тазовско-Тымско-Караконской остятской управы сидят только у запоров речек в ямах и убогих чумах, совершенно голые и голодные, питаясь только одной рыбой. Под влиянием подобных жизненных условий в этой орде чаще стали повторяться случаи съедения друг друга, так что даже инородцы других орд опасаются подходить близко к стойбищам тазовских остяков, боясь поплатиться своей жизнью. Говоря о полном экономическом бессилии инородцев в особенности остяков Тымско-Караконской орды, образовавшейся историческим путем, я должен сказать, что в довершении всех бедствий среди родовичей этой орды с давних пор в значительной степени развит сифилис, который является причиной физического вырождения, калечности и преждевременной смертности, он плохо поддается лечению. Осенью 1884 года предполагалось устроить на берегу р. Таза у церкви три юрты с очагами для помещения больных сифилисом, где окружной врач предполагал открыть временный приемный покой, но затем частью по неполучению ко времени медикаментов, а также по случаю мелководия р. Турухана и Баихи, лечение сифилитиков было отложено до весны следующего года. В сравнительно лучшем экономическом положении находятся тазовские юраки. Они почти все имеют хотя в незначительном количестве оленей, с помощью которых удовлетворяют необходимым потребностям своей жизни и имеют возможность делать перекочевки для звероловства и улова рыбы. Значительное подспорье представляет для них рыболовство по р. Енисею во время лета, когда они в обмен на рыбу запасаются с пароходов хлебом, по крайней мере на половину продолжительной зимы и получают возможность приобретать и исправлять рыболовные снаряды, переметы, невода и проч.

Рыболовство по р. Тазу существует в незначительных размерах, так как за отсутствием сбыта оно необходимо только для удовлетворения насущной потребности инородцев в пище. Ловится чир, нельма, максун, язь, сиг, окунь, пелятка, щука, осетр, стерлядь. Улова сельдей не производится по неимению соответствующих снарядов.

Проживающие у часовни и ниже три семейства русского населения красную рыбу, добываемую в течении лета, отпускают до осени в озера, откуда при наступлении заморозков вылавливают и доставляют для продажи в г. Туруханск. Снаряды для ловли рыбы употребляются такие же, что на р. Енисее, только очень не многие имеет их. Во всем участке не найдется даже 20 порядочных неводов, переметов также очень мало, даже пушильни (сети) есть не у всякого остяка, потому что снаряды эти, как и предметы необходимые для их изготовления, сюда привозятся в самом незначительном количестве и продаются по недоступным для инородцев ценам (пуд конопли 9 руб.). Необходимо заметить, что, кроме ловли сетями, здесь существует особый род улова рыбы запором. При устье более изобилующей рыбой речки из впадающих в р. Таз устраивают загородь в виде частокола. По берегам от частоколов делают ряд бортов, концы которых сводят на середины реки, оставляя узкое отверстие, здесь загородь снова разводят до бортов. Рыба. Заходя узким отверстием в устроенный в речке огород, теряет выход и накапливается в нем иногда в большом количестве. Ее черпают обыкновенным плетенным черпаком, выбрасывают на берег и тут же поедают. При благоприятном улове часть рыб продают, для вывоза в с. Верхнеим.., откуда она направляются в г. Енисейск. В последнее время улову рыбы стали сильно вредить рыбопромышленники, приезжающие в устье р. Таза из Березовского округа. Производя улов самоловами в значительном количестве и привлекая для этой цели к устью р. таза юраков Березовского округа, заезжающие рыбопромышленники на некотором протяжении почти совершенно перегораживают фарватер реки массой самоловов, не говоря уже о ловле большими неводами. Рыба идущая вверх по реке для метания икры, проникает в прежнем количестве в реку и остяки при убожестве и даже отсутствии в некоторых местах рыболовных снарядов не в состоянии даже прокармливать себя. О богатстве промысла в устье р. Таза верных сведений нет. Известно только, что промысел простирается ежегодно от 5 до 10 пудов.

Звероловство в последние пять лет по Тазовскому участку уменьшилось в значительной степени, так что многие из бойцов Тымско-Караконской и Баишинской остятских орд вовсе оставили этот промысел по неимению оленей для передвижения, теплой одежды и винтовок. Это, конечно, грозит им полным обеднением и дальнейшей невозможностью продолжать свое существование. Только тазовские юраки при разумной поддержке могут еще бороться за свою жизнь, так как не оставляли совершенно звериного промысла. Они добывают белку, лисицу-сиводушку и красную, росомаху, медведя, песца, колонка и ушкана.

По сведениям за минувший год, средним числом доходы жителей от рыболовства определяются суммой до 1500 руб.; от зверопромышленности – до 1800 руб., причем большая половина этих доходов падает на долю юраков, следовательно остяки почти совершенно лишены даже скудного заработка и существуют исключительно одной рыбой, не имея возможности оплачивать безнедоимочно сравнительно незначительный ясачный сбор.

Опубликовано 23 октября 1888 года.

8

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.