Из южной системы Енисейской тайги.

Рудное золотое дело в наших Южной и Северной системах, в особенности в Южной, не только начинает приобретать, но уже приобрело право гражданства для своего будущего существования. Со времени богатого открытия рудного золота у г. Хилкова, наши золотопромышленники как бы очнулись от продолжительной спячки тревожно встрепенулись за потерянное ими время. Поиски рудного золота г. Базилевским перестали уже служить мишенью насмешек и острот, которые заменились раскаяньем и злобной завистью. Начался захват местностей, представляющихся интересными. Бросаются не только на никем не занятые свободные местности, но как хищные и кровожадные беркуты бросаются на все, что имеет запах лакомого куска, могущего утолить не в меру разыгравшийся аппетит. Инстинктивно зачуяв новые, не тронутые еще богатства, обещающие широкий, необъятный простор эксплуатационным наклонностям, некоторые наши золотопромышленники, как Кольцовский «Косарь», воскликнули: «Раззудись плечо! Размахнись рука!» и начали косить все сплошь. Не красна должна быть перспектива будущего, представляющаяся нашему взору: во всех уголках тайги разрабатываются богатые рудники, в полном расцвете эксплуатация трудящихся на них рабочих, а вместе с ними: служащих, подрядчиков, арендаторов, золотничников; все это жмется в бараний рог, все это трепещет перед грозным лицом какого-нибудь «коммерции советника»! Исполать тебе, настоящий и будущий полезный деятель нашей тайги, искусно загребающий чужими руками испеченные каштаны (К сожалению, к подобным типам принадлежит и заявивший себя несколькими крупными общественными пожертвованиями г. П.).

Но как бы то ни было, а открытие г. Хилкова, главным образом, расшевелило и самых неподвижных из наших золотопромышленников, заставив их делать, конечно, наугад, заявки приисков и рудников в чаянии открыть такие же богатства. Со дня открытия рудного золота г. Хилковым, или вернее с начала августа 1886 года по январь месяц 1887 года, поступило всех заявок в енисейское окружное полицейское управление до 300. Здесь кстати будет упомянуть, что при появлении в лете 1884 года приисковой партии г. Базилевского, пришедшей из Северной системы в Южную для поисков рудного золота, вся здешняя система, в лице золотопромышленников и прочей братии (за исключением лишь управляющего одной солидной фирмы г. Г., который не относился к поискам рудного золота этой партии симпатично, но и сам делал в этом же лете несколько заявок), относилась к ней крайне недоброжелательно, иронически; в поисках этих, по каким-то непонятным соображениям, свойственным разве абсолютному в рудном золоте деле невежеству, усматривая только напрасную трату капитала, направленную якобы к разорению г. Базилевского его уполномоченными. Теперь обстоятельства совершенно изменились: то, что казалось раньше смешным, стало предметом общего интереса; сделанные раньше в пользу г. Базилевского заявки возбуждают уже не порицание, а злобную зависть.

Помимо уже известного в печати богатого открытия рудного золота на Козьмо-Демьяновском прииске г. Хилкова и открытий сделанных в пользу г. Базилевского, открыто также богатое, с фунтовым содержанием, золото на левом берегу реки Ангары партией г. Асташева и, наконец, на Константино-Еленинском г. Шарыпова, по речке Б. Шааргану. На последнем проба была в 3 фунта 70 золотников, а затем при пробитии шахты общие пробы отошли, в последнее время, в 48 золотников с 100 пудов кварцевой породы. Принимая во внимание мощность Константино-Еленинского прииска Шарыпова (до 3 аршин толщиной), можно сказать, что богатство его может превзойти даже богатство Козьмо-Демьяновского прииска Хилкова, жила которого, как показала зимняя разведка, пошла значительно тоньше, чем она была сверху. Нет сомнения, что с наступлением лета начнутся новые поиски и явятся новые богатые, или, по крайней мере, доступные для разработки, открытия.

Мы ничего не имеем против того, чтобы пожелать успеха новой, только что зарождающейся золотопромышленности в наших тайгах, в виду полного упадка в них разработки рассыпного золота, Она несет в себе оживление не только таежной жизни, где тысячи всякого люда, так или иначе, зарабатывают себе кусок насущного хлеба, но и торговли в ближайших к приискам городам и селениях и вообще российской и сибирской промышленности. С развитием рудного золотого дело потребуются: паровые двигатели, железные, чугунные, стальные и другие заводские изделия; явится спрос на технические и другие специальные знания; вместе с ним могут возникнуть и местные железные и технические заводы, материалами для которых могут служить также местные минералогические богатства, остающиеся до сих пор не тронутыми.

Но вместе с пожеланием развития нового типа золотопромышленности необходимо, однако же, пожелать также, чтобы она не попала исключительно в руки тех, внезапно появившихся из среды спиртоносов, спиртопродавцев и скупателей хищнического золота, местных золотопромышленников, которые уже успели, пользуясь всеми неблаговидными средствами, захватить в свои руки массу приисков, и которые в продолжение своей не особенно долгой деятельности заявили себя лишь способными к эксплуатации всякими грязными способами рабочей массы, служащих, мелких арендаторов и золотничников, вкупе трудящихся над развитием благосостояния этих общественных вампиров. Пожелаем, чтобы будущая постановка золотого дела была организована на более рациональных началах, и чтобы помнили, что рабочий должен быть обеспечен во всех условиях человеческой жизни. В противном случае, Бог с ней и с промышленностью, и с богатством.

Опубликовано 25 июня 1887 года

8

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.