В Красноярске.

В Красноярске, в ограде старого собора, самой старинной церкви в городе, на восточной стороне находится большой памятник, сложенный из серого плитняка. Фигура этого памятника представляет собой простой четырехугольник, с чугунной урной, в виде закрытой чаши. Кое-где памятник оброс уже мхом. Он обнесен железной решеткой. В одной стенке памятника, приходящегося, как раз против церкви, вделана чугунная доска, а на ней отлита следующая надпись: «Лета 1831 года, августа 16 дня. Русско-американская компания в ознаменование незабвенных заслуг, оказанных ей действительным камергером Николаем Петровичем Рязановым, который возвращался из Америки в Россию, скончался в г. Красноярске 1 марта 1807 года, а погребен 13 числа того же месяца». Этот памятник и надпись интересовали меня еще в детские годы. Часто, до или после обедни, я с некоторым почтением подходил к этому памятнику, рассматривал его и чуть не в десятый раз прочитывал надпись на нем. Недавно будучи, случайно в соборе, я вспомнил о памятнике, который не видел больше 17 лет, и пошел посмотреть на своего старинного знакомца. Памятник выглядел также внушительно, как и раньше, только мне показалось, что он еще более потемнел и оброс от времени мхом. Чтобы узнать кое-какие сведения о личности Рязанова, я обратился к местным старожилам и сведущим людям по сибирской старине. Но ни те, ни другие не дали мне положительно никаких указаний, отозвавшись полнейшим незнанием, какую роль играл Рязанов на Востоке Сибири, и что за «незабвенные услуги» принес он Русско-Американской компании, за которые она не забыла почтить его постановкой памятника через 24 года. Пришлось обратиться к книжным источникам, имеющимся в местных книгохранилищах. Хотя источники дали весьма скудные сведения, но все же лучше чем ничего. Вот что я узнал.

Рязанов Николай Петрович, знаток японского языка (род. 1764, умер 1807 г.), родился в Петербурге, служил в артиллерии, потом перешел на гражданскую службу; в 1802 г. назначен послом в Японии, для переговоров о дозволении нашим кораблям ходить в Японию; посольство это осталось безуспешно. Выучился японскому языку и написал «Словарь японского языка» и «Руководство к познанию японского языка».

В одно из своих путешествий по Японии, Н.П. Рязанов был назначен начальником экспедиции первого путешествия русских вокруг земного шара. Странствуя Н.П. Рязанов, как нельзя лучше, ознакомился с востоком обширной Сибири и краем, бассейн которого составляет река Амур с ее притоками. Иначе современник его и спутник по путешествию, Федор Шемелин не высказал бы в такой решительной форме уважение к знаниям и проницательности Н.П. Рязанова относительно Амурского края и его будущности. Между прочим, Федор Шемелин говорит в своем сочинении: «Журнал первого путешествия россиян вокруг земного шара»: «Река Амур, как рассуждал начальник экспедиции Николай Петрович Рязанов, должна между Китаем и Россией по всей справедливости со временем непрерывную составить границу. Сия река, как и пространство земель, лежащих от оной к Становому хребту гор до самого ее устья, вливающегося в залив между островом Сахалином и матерым берегом находящийся, уполномоченными обоих государств при последнем постановлении пределов, за отзывом в тогдашнее время российских комиссаров по совершенному незнанию их течения реки Амура и о положении вышесказанных мест, оставлены впредь до времени без решения; но как после того по сие время никогда со стороны России не было требовано решительного о сей части земель определения, то оная и поныне, хотя не населена, однакож, остается, или считается совсем не справедливо принадлежащей ко владению китайского богдыхана, не почему другому, как только по одному со стороны нашей снисхождению и молчанию…»

Далее идут соображения о причинах, почему русское правительство «оставляло, без начинания» распространение пределов своих владений в Сибири и приводятся различные сведения о торговле в Охотске и Камчатке. Затем в своем интересном «Журнале» Шемелин касается имени Н.П. Рязанова о колонизации Камчатки. Он, между прочим, говорит:

«Прозорливый начальник Н.П. Рязанов, будучи еще в Камчатке, весьма хорошо заметил все те неудобства, стесняющие коммерцию как и жителей Камчатки, принуждающихся за самую несносную цену удовлетворять необходимым своим нуждам. Он мыслил, что все сии затруднения не иначе могут быть отвращены, как токмо через приобретение реки Амура, которая водами своими не только может соединять отдаленную Сибирь с Камчаткой и Америкой, но приблизит, или даст способы через мореплавание занести торговлю с Кантоном, Манилой, Батавией и даже с Восточной Индией. Новый порт, при устье Амура воздвигнутый, привлечет предприимчивых иностранцев, когда земледелие будет существовать при берегах Амура. До того же времени, покуда Даурская пустыня, между Амуром и Становым хребтом, лежащая, не будет еще населена, река сия, однакож, может быть полезной для Камчатской области, или Амурской, где промышленность и торговля российско-Американской компании водворяется. Удобность, с каковой можно самым дешевейшим образом, посредством водяного пути доставить всякие вещи, какого бы веса и величины оные не были, до самого Амура, представляет не только легчайшие способы, но и величайшие выгоды против того затруднительного и неспособного, а для якутов разорительного пути, каковой лежит от Якутска к Охотскому порту».

… «Охотский порт, как располагал его превосходительство Н. П. Рязанов, по всем неспособностям, как местоположения, так и опасного пути и к прекращению казенных немаловажных ущербов, от провозов провианта и прочего претерпеваемых, должен быть перенесен в новую на берегах Амура гавань, где оградится крепостью пристойной пограничному месту и устроить корабельную верфь; из 600 солдат камчатского батальона, частью составить в сей крепости гарнизон, а прочих, обратя в землевладельцев, расселить по пристойным местам, где найдутся для хлебопашества удобные земли в верх или подле берегов Амура, или по источникам, впадающих в оную. Землевладельцев сих снабдить, как пристойным орудием, так лошадьми, рогатым скотом, баранами, свиньями и домовой птицей, взяв все то их Нерчинской области, коих. Ежели за дальностью и преграждающими путь реками пригнать берегом будет невозможно, то сплавлять на судах водой, что сделать, плывучи вниз по рекой весьма удобно».

«… Море, заливы и реки, изобильнейшие всякой рыбой, могут доставить жителям нового порта несравненно еще большее довольство, нежели они когда либо в Охотске и Камчатке ощущали; в Амуре находятся сверх многих других родов рыб, стерляди, осетры и белуга; последняя доходит даже до реки Шилки и Аргуни, где она промышляется, и там известна под названием калуги».

«Поставлю себе обязанностью вышеописанные рассуждения начальника (Н.П. Рязанова о реке Амуре и о прочем, яко новые, любопытные и действительно государству полезные, сообщить в моем журнале гениям, пекущимся о благе своего Отчества».

Из приведенных нами выписок «Журнала» его современника, Шемелина, видно, что Н.П. Рязанов предвидел завоевание русскими Амурского края за пятьдесят лет вперед и колонизацию русскими переселенцами этого благословенного уголка Сибири за 80 лет слишком!

Я понял – почему ему поставлен памятник.

Чембарский

Опубликовано 8 ноября 1887 года.

2

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.