О северных путях (Письмо от А.М. Сибирякова)

В виду разноречивых слухов о моей поездке в Сибирь на пароходе «Норденшильд» с устья реки Печоры (близ бара) в Архангельске (Он прибыл туда 28-го августа), я, пересев на пароход «Обь», отправился на нем вверх по Печоре. Считаю при этом не лишним заметить, что Печорский бар не обставлен никакими знаками, поэтому переходить через него для судов даже малой осадки представляется довольно затруднительным: если бы не катер, который шел впереди «Оби», постоянно указывая дорогу, то «Обь» легко могла бы сесть где-нибудь на мель. «Обь» пришла к Кую 24 августа; не смотря на полную выгрузку товаров, мы не могли добраться далее вверх по Печоре даже до Усть-Цыльмы и это не потому, чтобы река была мелководна, но вследствие песчаных кошек, рассеянных по фарватеру и не обставленных никакими знаками. 30-го августа, сев на мель в 20 верстах от Усть-Цыльмы и снявшись с нее спустя несколько часов, я решил оставить «Обь» на зимовку в Хабарихе, в 40 верстах ниже Усть-Цыльмы, где зимовал пароход «Георгий», сам же лодке отправился далее и прибыл в село Оранец 8-го сентября. Из Оранца я выехал на оленях 15-го сентября на Урал. На следующий день близ горы Сабля встретил г. Носилова, с которым мы и поехали через Урал вместе. Зимний Щекуринский проход через Урал описан г. Носиловым в 2-м выпуске «Известий императорского русского географического общества» за 1884 г., летний мало от него разнится. Идя по болотистой равнине из Оранца до горы Сабля (более 40 верст), он переходит от сюда к реке Патэк на расстоянии около одного дня оленьего пути (верст 20) и затем следует этой речкой до самого истока ее из озера, имеющего около одной версты длины. Озеро это, — или, правильнее, два, соединенные друг с другом речкой, — находится у самого водораздела. Перевалив через отлогую возвышенность, составляющую водораздел обеих речных систем обской и печорской (С этой возвышенности видны как озеро, так и речка Щекурья), дорога спускается по ней к реке Щекурье, у подошвы ее протекающей, и следует ей до так называемой остяцкой дороги, хорошо прорубленной и на столько вообще удобной. Что на будущее время я предпочел бы по ней путешествовать на лошадях. Впрочем, и ранее еще, у самого водораздела, можно найти следы летней дороги. Эта остяцкая дорога ведет к вершинам речки Польи, притока реки Щекурьи, и спускается, по последней до избы г. Шишкина, производившего когда то разведку золота по реке Полье. Изба эта находится в 25-26 верстах от Щекуринского селения, отсюда летняя дорога совпадает с зимней. Она оставляет реку Полью и выходит к болотистой равнине, в 15-17 верстах от селения. Зимой болота удобны для переездов, летом же путешествие по ним крайне затруднительно, лучше ехать от избы г. Шишкина другой дорогой, а именно: не оставляя речки Польи, следовать по ней до самого впадения ее в речку Щекурью, находящуюся близ села Щекуринского; говорят, что там будто бы даже существует прорубленная остяцкая дорога. В с. Щекуринское я приехал 27-го сенятбря, после 12 дней в тот же день на лодке отправился в Зырянские юрты и Березов, куда прибыв 1-го октября, а 18-го октября приехал в Тобольск. Что касается до пароходного сообщения с одной стороны по речке Печоре, с другой по рр. Сыгве и Сосве, то по Печоре до оранца нет никаких препятствий для плавания пароходом неглубокой осадки, и в настоящее время имеются на Печоре уже три парохода, которые рейсируют от пристани Якши, находящейся в 600 верстах выше Оранца до самого устья, по Сосве и Сыгве из Тобольска товары мои доставлены были нынешним летом на пароходе, так как обе реки эти вполне судоходны.

Я думаю, что, так как Щекуринский проход через Урал простирается всего на 170 верст и не представляет никаких препятствий для устройства летней дороги, через что грузы, доставленные морем к устью Печоры, могли бы в одну навигацию попадать в Сибирь и наоброт, то в будущем путь этот должен иметь большое значение и для морского сообщения Сибири с Европой. Примите уверения и проч.

P.S. Что касается до морского пути к устью реки Печоры, то, несомненно, что он доступен во всякое лето, — даже в такой год, как нынешний, когда масса льдов скопилась в южной части Мурманского моря, доступ к Печоре был свободен, для этого нужно было держаться от острова Колгуева (северной его части) как можно ближе к Печорскому заливу. Разумеется, неопытный капитан легко может испугаться плавающих близ залива или находящихся на мели в Печорской губе льдов, которые столь рассеяны друг от друга или представляют такой широкий проход для плавания, что являются совершенно безвредными.

А. Сибиряков.

Опубликовано 3 января 1885 года.

2

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.