Верховья Подкаменной Тунгуски давно интересуют торговых людей…

Верховья Подкаменной (Средней)Тунгуски давно интересуют торговых людей тем, что там постоянное пребывание тунгусов, слывущих богатством промысла пушнины. Завязать с ними торговые сношения при посредстве Подкаменной Тунгуски есть заветная цель торговцев, но осуществить свое желание на практике они, к сожалению, не имеют возможности потому, главным образом, что фарватер Тунгуски до сих пор не исследован. Поэтому торговые сделки русских с тунгусами производятся на Ангаре, куда тунгусы время от времени выносят пушнину и меняют на провизию и охотничьи материалы. Здесь торговля тунгусов совершается не непосредственно с купцами, а с местными жителями, торговцами; а эти последние уже перепродают пушнину купцам, приезжающим туда в зимнее время из разных мест Сибири.

Производились ли когда научные исследования верховьев Подкаменной Тунгуски – я не знаю. Лет десять тому назад географическое общество посылало на Подкаменную Тунгуску своего члена-сотрудника, горного инженера Ин. Ал. Лопатина для географических исследований и исправления карты с натуры реки. Какое расстояние прошел г. Лопатин от устья вверх по Подкаменной Тунгуске, с точностью сказать не могу, но во всяком случае он не проник в верховья Тунгуски. Когда-то здешний купец Зайцев, интересовавшийся этой местностью, снарядив экспедицию на Ангаре, в Кежмах, перевалил от туда на вершину Тунгуски и тут построил лодки и выплыл по Тунгуске в Енисей, открыв где-то по пути на Тунгуске богатые соляные источники. Зайцев умер не оставил никаких мемуаров о пройденном пути. Экспедиция снаряженная Фунтосовым, для отыскания золотосодержащих россыпей, по Подкаменной Тунгуске от устья ее вверх поднималась около 300 верст, но встретив серьезные пороги, воротилась назад, не дав никакого понятия о загадочной реке. Однако экспедиция Лопатина поднималась по Тунгуске далеко выше экспедиции Фунтосова. С северных золотых промыслов была отправлена на счет золотопромышленников экспедиции под начальством г. Мерло для изыскания водного пути и доставки припасов из Енисейска на промысла. Г. Мерло отправился на лодках прямо с золотых промыслов по притокам, впадающих в реку Вельмо, а последняя своим устьем в Подкаменную Тунгуску; но эти материалы не дают никакого понятия о загадочной реке.

На всем протяжении Подкаменной тунгуски, от впадения ее в Енисей, никакого русского населения нет, кроме маленькой деревушки, стоящей при устье Подкаменной Тунгуски и носящей название реки.

Подкаменная Тунгуска, как и Хатанга, интересовали своей таинственностью пароходского приказчика Николая Мироновича Катаева. Катаев вятский крестьянин, молодой, весьма смелый, отважный и без образования человек, увлекшийся различными рассказами о верховьях Подкаменной Тунгуски и о их обитателях, на свои последние крохи, снарядив маленькую экспедицию в Енисейске, отправился в Подкаменную Тунгуску. В половине августа 1885 г. он вошел в устье Подкаменной Тунгуски. Экспедиция его состояла из его самого, его жены, сына и шести рабочих кежемской волости. В лодке было груза: до 350 и, муки, чая, сахара т разных товаров всего около 2000 рублей. Катаев рискнул отправиться в верховья Подкаменной Тунгуски не ради извлечения для себя каких либо выгод или барышей, а единственно только проверить смутные рассказы о верховьях Подкаменной Тунгуски, о их обитателях и убедиться в том, доступна ли Подкаменная Тунгуска для плавания на лодках с грузом до 500 пуд. Никакой другой цели Катаев не преследовал. Он надеялся в конце октября пробраться на лодке до верховьев Тунгуски и там остаться до половины зимы со своей семьей и двумя рабочими, а остальных четырех, рабочих, отпустить домой, в Кежмы, на лыжах. По словам рабочих, путь им был известен; ходу же на лыжах с верховьев Подкаменной Тунгуски не более 8-10 дней.

Прошло два с половиной года, как Катаев отправился из Енисейска на Подкаменную Тунгуску и до сего времени ни о нем, ни о его семье и рабочих нет никаких сведений. Не подлежит, конечно, сомнению, что несчастная экспедиция Катаева погибла в полном ее составе, но где и как догадаться трудно. Одни полагают, что Катаева убили тунгусы с целью грабежа, а другие предполагают, что он погиб где-нибудь в пороге, когда рабочие на берегу тянули лодку бичевой и бичевка оборвалась, произошло крушение лодки; рабочие же погибли от голода. Есть сведение, но насколько оно верное, я утверждать не берусь: рассказывают, что зимой 1886 г. кежемские охотники нашли не далеко от Кежмов, в лесу, обгорелый труп человека, с небольшим компасом; полагают, что это труп одного из рабочих экспедиции Катаева. Кроме этого, у одного из тунгусов с Подкаменной Тунгуски оказалась пальма, принадлежащая рабочему Катаева. На счет этой пальмы тунгус объяснил, что нашел ее в лесу, когда шел из Тунгуски В Кежму. Никаких розысков об экспедиции Катаева произведено не было. В виду этого, А.Т. Востротин весной минувшего года обратился с частным письмом к и.д. начальника губернии – принять меры розысков несчастной экспедиции Катаева и, в виде поощрения, обещал выдать известную сумму тому, кто доставит какие либо сведения о Катаеве, по которым можно было бы вывести заключение, что стало с несчастной экспедицией. Начальник губернии сделал распоряжение произвести розыски земскому заседателю. Земский же заседатель, как известно, никаких розысков не производил, а ограничился лишь спросом кое-кого, для формы, и тем розыски кончились. Что теперь делать кого просить?

Жаль, искренно жаль неутомимого и отважного Катаева, погибшего за индеферентизм того общества, для которого он трудился, не жалея ни сил, ни средств. Мечты, желания и стремления Катаева были открывать пути сообщения, заводить торговые сношения и, по мере возможности, устранить, так сказать, эксплуатацию инородцев. Заветная его мечта была, по возвращении с верховьев Подкаменной Тунгуски, отправиться на Хатангу и попытаться там устроить торговлю инородцев с русскими на других началах, более выгодных для инородцев, чем существует в данное время; к сожалению, мечтам его не суждено было осуществиться. В заключении этого письма считаю необходимым сказать несколько слов о путешествии Н.М. Катаева по Троицкой Тунгуске. Известный путешественник Чекановский возвращался из туруханского края на пароходе, на котором Катаев был приказчиком. Любознательный Катаев заинтересовался рассказами Чекановского т Троицкой Тунгуске и о том, как предполагал Чекановский, что там должны быть залежи мамонтовых костей. Катаев в том же году, зимой, получив расчет, уехал по Ангаре в Нижнеудинск и оттуда сухопутно перевалив на Троицкую Тунгуску, соорудив здесь лодку, нанял рабочих и отправился по течению Тунгуски в поиски мамонтовых костей; но рабочие его с первого же ночлега убежали и Катаев один, в лодке, поплыл по Троицкой Тунгуске в реку Енисей, не отыскивая уже залежей мамонтовой кости.

Н. Пимен.

Опубликовано 7 февраля 1880 года.

Комментарий редакции:
P.S. вполне возможно в последнем предложении имелась в виду не Ангара, а Лена и не Нижнеудинск, в Чечуйск, потому как добраться по Ангаре до Нижнеудинска довольно сложно, а из Нижнеудинска до Троицкой Тунгуски (она же Нижняя Тунгуска) сухопутным путем еще сложнее…
5

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.