Село Боготольское, Мариинского округа, 26 декабря 1885 года.

19 декабря, 7,5 часов вечера, с церковной колокольни послышался звон набата. Жители в страхе начале выбегать из своих домов на улицу, предполагая, что где-нибудь загорелось, но зарева нигде не было видно. Наконец, из переулка, в конце которого находится волостное правление, выбежал какой-то десятник, или сотский, с бляхой, вероятно хохол по происхождению, и зычным голосом начал кричать: панове громада, ратуйтэ волость! Все направились к зданию волостного правления. Оказалось, что там подняли буйство арестанты, коих содержалось около 20 человек. Они разбили двери каталажной, а также стекла в окнах, вышли преспокойно во двор, набрали там поленьев, побили окна в здании волостного правления и горевшие лампы, и воротились в каталажную Народу набралось видимо не видимо. Необходимо было укротить буйствующих, но как? – Никто не мог придумать. Привезли пожарную машину и начали их окачивать водой, но и это не помогло. Кирпичи и поленья не переставали сыпаться из темной каталажной через разбитые двери в народ, столпившийся в коридоре. Войти в каталажную не было возможности, так двое арестантов геркулесового сложения, став по обоим сторонам разломанных дверей, лупили поленьями по чем попало каждого, кто осмеливался перешагнуть порог. Таким образом пятеро крестьян, из отчаянных смельчаков, получили жесткие увечья. Наконец, крестьяне целой гурьбой бросились в каталажную. Началась страшная свалка. Арестанты были сбиты со всех своих позиций, смяты и стоптаны. Их били чем попало, били не на живот, а на смерть; заседателю с большим трудом удалось наконец образумить расходившуюся «громаду» и спасти арестантов. Удивительно, что ни один из арестантов в этой суматохе не бежал, хотя между ними были и довольно важные, заключенные по буйствам и грабежам. Что было причиной этого буйства, — неизвестно. Одни утверждают, что главную роль играла здесь водка, тайно пронесенная арестантам караульщиками, другие – что арестанты выведены были из терпения долгой проволочкой следствия по их делам. Вернее всего и то и другое. Скопление же арестантов в тюрьме (более 20 человек) произошло от того, что бывший заседатель Боготольского участка больше занимался составлением актов о нарушениях питейно-акцизного устава, чем следственными делами, которых он сдал заступившему на его место И. круглым счетом, 250, хотя большая часть их значилась «переписками». Это обычная уловка заседателей, так как уголовные дела вносят в настольный и по каждому из них надо отчитываться перед полицейским управлением, а «переписки» могут лежать преспокойно без всякого движения, несмотря на то, что каждая, по существу, иногда составляет уголовное дело.

Опубликовано 5 января 1886 года.

9

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.