Село Краснореченское, Мариинского округа, Томской губернии. Часть 2.

Что касается настоящего положения нашего села, то вот каково оно. В селе 482 двора, около 5000 душ населения; нарезано до 30 т. десятин (из них около 25000 считается удобной) земли, по 18 дес. На ревизскую душу; засевается до 5000 десятин, преимущественно яровой ржи; имеется в селе 4 лавки с мануфактурным товаром, 4 мелочных, 4 кабака и 6000 рублей недоимок, причисляя сюда и оклады за первую половину 1886 г., да 7000 четвертей недоимочного хлеба, так что из 7 общественных амбаров 6 пустуют и на лицо лишь 1000 четвертей; прибавьте к этому еще 1514 голов рогатого скота, павшего до 15-го июля 1886 года, — да и теперь еще не перестает скот валиться, — и картина выйдет не приглядная. Вследствие известного циркуляра о недоимках губернатора Анисьина имущество многих крестьян подверглось описи. Недавно назначенные торги на скот, экипажи, посуду, одежду и пр., не состоялись за отсутствием покупателей, ибо это же имущество подлежало по различного рода обязательствам местным кулакам (в большинстве случаев, из евреев), а больше покупателей нет. Вообще обеднение крестьян видимо растет, и теперь не редкость услышать фактец в таком роде, что крестьянин за которым считается 50 рублей недоимок, засевает один мешок хлеба. Кстати сказать здесь о цене хлеба: пшеничная мука 1 руб. пуд, ржаная 65 коп., овес 60 коп., крупа ячневая 1 р 20 коп. пуд, воз сена стоит 1 р. 50 коп.; рабочий день (косьба) 50 коп.

Сытые объясняют распущенностью проявившуюся в последнее время у краснореченцев склонность к преступлениям, и теперь еще сидит 12 человек краснореченских крестьян при волостном правлении (большинство за воровство). Может быть было вернее объяснять это экономическим упадком краснореченцев. Если в начале XIX века Красная Речка имела почву дл процветания таких типов, как старец Даниил или Федор Кузьмич, то теперь она выделила из своей среды целую разбойничью шайку, под атаманством краснореченского же крестьянина «Кондрашки». Эта шайка занимается по преимуществу обкрадываением обозов и ворует лошадей на выкуп. Против этой шайки общество бессильно бороться. Часто главные члены ее так напиваются в краснореченских кабаках, что тут же и засыпают, а сам «Кондрашка» приезжал нынче в село хоронить свою мать, и никто не думает их брать, так как «Кондрашка» заказал, что, если кто рукой тронет его товарищей, тот дорого ему заплатит за них. Сам Кондрашка в некотором роде интересный тип разбойника – он из зажиточной семьи, служил в солдатах, человек трезвый (он не только не пьет никакого вина, но даже не курит), часто говорят, бедным крестьянам приносит денег, чаю, муки и т.п. Что касается «злоб дня» не стихийного характера, то первое место в этом отношении принадлежит местному батюшке. Он так поставил себя относительно общества, что к нему никто из прихожан не идет работать на покос, как это было нынче. А что тому причиной, — пояснят немногие факты: отец Николай задумал перестраивать свой дом, и эта постройка влетела обществу в 1000 рублей, а, может быть, и еще придется выплатить. Дело в том, что, когда о заготовке леса зашла речь у отца Николая с обществом, он обещал лесную пошлину заплатить сам, но потом, когда пришло время, он отказался, от этого, и общество принуждено было платить со штрафом. При проезде Преосвященного Иссакия мимо Красной Речки, когда общество было спрошено: довольно ли оно своим причтом, — предупредительный отец Николай, тут же бывший, успел заявить, что он доволен крестьянами, а они довольны им. А между тем общество собралось именно высказать свое недовольство на отца Николая, но в виду такого… не знаю как назвать деликатнее, оборота со стороны батюшки, оно так ни чего и не сказало. Он же торгуется в воротах с хозяевами о цене за то, чтобы зайти с крестом. Еще на днях он разбросал в церкви 15 коп. в негодовании за то, что ему дают столько за крещение. Он же страшный юдофоб, и раз придя в неистовый восторг от передовицы пресловутого «Луча», собрал сходку при закрытых дверях и возбуждал народ чуть не к избиению ненавистного племени. Следствие по последнему случаю почему-то прекращено, а жаль… может быть, оно еще что-нибудь раскрыло бы о деятельности отца Николая. Скажу в заключение о средствах просвещения села Краснореченского. В нем выписывается «Сибирская газета» (2 экз.), «Минута», «Луч», «Церковный вестник», «Русский Паломник», «Русский Инвалид» с «Военным Сборником», журнал «Колосья» и «Гамелиц» (европейская газета) по одному экземпляру. Что касается местного училища, то оно в цветущем состоянии. В нем не только нет библиотеки, но само помещение и обстановка его заставляет желать лучшего. Самой учительнице, которую нельзя назвать нерадивой, можно пожелать более сильных способностей к преподаванию, чем каковые в настоящее время у нее обретаются… Зимой учеников было до 30 человек, а свидетельства получают человека 2 – через чур мало на такое большое село.

Опубликовано 28 августа 1886 года.

«Восточное обозрение» № 35 за 1886 год.

Село Краснореченское, Мариинского округа, Томской губернии. Часть 1.

111

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.