Заметки о Чикойской золотопромышленной системе.

Золотосодержащие системы разных местностей Сибири, — это особые мирки, с особыми правами, уставами и порядками. Каких только оригиналов не встретишь в тайге? Каких чудес здесь не творится? Каждая система имеет свои отличительные черты; по одной невозможно составить себе верного понятия вообще о приисковых порядках.

Вот, например, чикойская система. Здесь все другое, чем в нерчинском или олекминском округе. Прииски работают здесь совершенно особым своеобразным чикойско-хищническим способом. Способ этот – дитя здешней золотопромышленности: он здесь родился, здесь вырос, окреп, — благо нашел себе хорошую почву, а главное – отсутствие всякого надзора. При ознакомлении с здешним золотым делом, возникают многие вопросы, ответы на которые получаются чудовищные.

Вопрос первый. В стране, где существует начальство, возможно ли совершенное игнорирование законов и ежедневное, ежечасное, ежеминутное их нарушение, — нарушение возведенное в систему? В чикойской тайге такое игнорирование законов возведено в систему.

При существовании устава о частной золотопромышленности, возможно ли, чтоб площади, зачисленные в казну, продававшиеся с торгов, никем на торгах не купленные, разрабатывались и вырабатывались до их окончательного истощения частным лицом?

Здесь это не редкость. Один золотопромышленник уже выработал этим способом одну площадь и теперь дорабатывает вторую. Господин этот, помимо прочих достоинств, обладает необыкновенным даром предвиденья. Он всегда заранее знает о приближении «жгутов и кокарды» и, не медля ни минуты, вся рабочая команда, служащие моментально исчезают с прииска и сам владелец обращается в новейшего ценцинната, мирно отдыхающего от трудов, под копной свеже-накошенного сена… исчезает за горизонтом форменное пальто и фуражка: эйн, цвей, дрей! и исчезнувшие деятели и прерванная деятельность вновь возобновляется…

Вопрос третий. Возможно ли производить разработку площадей, не имея на них ни межевых журналов, ни планов, одним словом: разработку промыслов, еще неутвержденных почему либо за их владельцем?

У нас на Чикое, возможно. Не далее, как под боком у меня сейчас некто, золотопромышленник ли, другой кто, из иерусалимских дворян, разрабатывает прииск, не имея ни планов, ни актов, гарантирующих ему это право. Всякий в Сибири слыхал о разработке промыслов вольно-старательским трудом. Закон признал и санкционировал этот способ изданием нескольких правил, относящихся до этого рода работ. Но возможно ли явное нарушение этого закона следующими, обычными здесь кондициями с вольностарателями. – Вас сколько? – спрашивает здешний золотопромышленник у явившейся для работ артели. – Шестеро, пятеро, четверо, — даже двое! – отвечают ему, смотря по количеству пришедших людей (в артели, по закону, должно быть не меньше десяти человек).

По десяти долей с рыла ренды, согласны? – остальное ваше.- Согласны.

Ну, марш, а завтра принимайтесь… и идут и принимаются и отвешивают по десяти долей ренды, а остальное продают по существующему курсу или тому же золотопромышленнику, или несут в деревню, до первого еврея или китайца…

Возможно ли, чтоб чуть не в самом центре золотопромышленного округа, в 12 верстах от ближайшего селения и не далее как в 90 верстах от резиденции «главного надзора», возможно ли чтоб при этих условиях, целые местности, на расстоянии нескольких сот сажень, вырабатывались хищническими работами, из них извлекались десятки пудов золота, уходившего заграницу, помимо рук правительства. На Чикое это делается.

В горном отделении есть план за №5235 и на нем красным пунктиром нанесены неправильные очертания пространства; загляните в объяснение знаков и вы прочтете, что это неправильного очертания пространство суть выработки хищников. Возьмите циркуль, прикиньте масштаб и вы увидите, какой район захватывают эти ямы.

Ко всему этому мы все здесь привыкли; но еще один вопрос. Возможно ли, чтоб в наше время на наших, так сказать, глазах, произошел такой геологический поворот, который сразу, но без всяких видимых наружных изменений, отодвинул бы одну местность от другой, и при том чтобы этот переворот произошел совершенно спокойно, даже неведомо для всех? Существует, видите ли, закон, который говорит, что раздробленная продажа вина может производится от разрабатывающих приисков не ближе 50-ти верстной дистанции. В исполнение этого закона, здесь до настоящего времени, на каждом кабаке были прибиты вывески, которые более или менее ясно каллиграфически и безграмотно сообщали публике, что здесь помещается «оптовый склад» вина купца, имя рек, в ныне на том же кабаке читаем классическое «распивочно на вынос!»… Прииски работаются, по прежнему. Кабацкий закон остался, сколько известно, без изменений, но почему же вещи стали называться их настоящими именами? Ясно, что расстояние кабака от прииска превзошло в настоящем году определенную законом норму. А то где же бы начальство допустило такое самоволие?

Таковы «некоторые» особенности чикойской системы. Не меньшие курьезы водятся и на других системах; но что общее у всех этих систем, — это – ключ ко всем разгадкам – экстраординарные расходы.

Nemo.

Опубликовано 13 октября 1885 года.

56

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.