Исследование древностей Минусинского округа Енисейской губернии в 1881 году.

Горного инженера д.ч. И.С. Боголюбского.

Путешественники, со времен Мессершмидта и Палласа, обращали внимания на верховья Енисея, по выходе его из Саянских гор в плодородную и богатую страну, изобилующую естественными произведениями. Некогда бассейн Енисея вместе с верховьями Оби, берущими начало из Саяно-Алтайских гор, заключал много численное население, оставившее после себя весьма большое число памятников и следов. Принято было называть неизвестный народ – чудью, — которому приписывают прорытие пещер, подземных ходов и горных выработок. Возведение курганов и могил с находящимися в них металлическими изделиями, а также письменные памятники на могилах и скалах.

В проезд по Ачинскому и Минусинскому округам, я по мере возможности осматривал пещеры, курганы и собрания различных орудий, наиболее интересные для археологов, о чем считаю должным сообщить.

1. Писанные камни в Минусинском округе.

Между многими достопримечательностями в Минусинском музее древностей и естественных произведений хранятся 5 писанных могильных камней, из коих три доставлены в прежние времена, а два летом 1881 года. По рекомендации хранителя Минусинского музея Н.М. Мартьянова, я поручил г. Станкевичу снять с этих 5 камней надписи в натуральную величину. Снимки с них представлены мной в дар Восточно-Сибирскому Отделу И. Р. Географического Общества.

Могильные камни ставились обыкновенно вокруг курганов или насыпных могил различной величины в виде четырехугольной, иногда округленной или продолговато-эллиптической ограды; земля камни доставлялись из близ лежащих гор и долин. Обилие курганов и древних могил в Сибири показывает, что древняя чудь, заселявшая верховья рек Амура, Енисея и Оби, составляла группу народов, которые находились на одинаковой ступени цивилизации. Таким образом, чудские кладбища должны быть весьма важными памятниками сибирской старины, заслуживающими подробного исследования и описания.

Несомненно, что чудские кладбища воздвигались в различные времена, причем величина курганов и могил зависела от значения погребенных в них людей. Забайкалье предоставляет мало курганов; по Онону и Хоринской степи изредка виднеются плоские могилы, огражденные каменными стенками. Такие кладбища называются там маяками. В Ачинском и Минусинском округах находится множество больших курганов и плоских могил, имеющих большей частью каменные ограды. Круто поднятые пласты песчаников образуют там громадные россыпи камней, которые давали в большом количестве материал для могильных оград. В степях камни вокруг курганов меньше и реже встречаются. По Барабинской степи курганы не имеют каменных оград, вероятно в следствие затруднительной доставки туда плит,

Камни с надписями встречаются, насколько известно, по бассейнам Енисея, Абакана и Чулыма. Многие надписи на камнях исчезли от выветривания или по небрежности жителей; песчаниковые плиты заключают иногда втеки известняка, который с поверхности выветривает, от чего плиты теряют начертанные на них изображения и письмена; нередко трудно отличить игру природы от руки человека. Кроме того могильные камни употребляются жителями на фундаменты, точила и крыльца к домам. Все это вместе способствует скорому истреблению древних памятников, независимо от умышленного повреждения из невежественными фанатиками. Плиты установлены кругом могил и курганов острым ребром вниз, что благоприятствовало из падению и разрушению. Вес плит должен быть весьма большой; на некоторых курганах в долины Тубы около реки Теси есть камни величиной от полу до 1 сажени, так что они весят не менее 2,500 пуд.

Камни с надписями, хранящиеся в Минусинском музее, найдены случайно и составляют единственную в своем роде редкость. Снимки с камней производились от руки; в углубления каждого знака впускалась черная краска, а затем циркулем вымерялось расстояние между знаками. Нарисовав карандашом очертания знаков на бумаге, г. Станкевич раскрашивал их тушью. Описание и местонахождение камней взяты со слов Н.М. Мартьянова.

А) Камни найденные до 1831 года.

№1. Столб взятый с левой стороны Енисея у подножья хребта. Итем, составляющего продолжения Боруса на правом берегу Енисея, на кургане в полу версте от д. Означенной и в 150 вестах от Минусинска. Камень состоит из серого песчаника, имеет вид четырехугольной призмы длиной 208 сантиметров, толщиной и шириной по 32 сантиметра. Надписи сняты при горизонтальном положении камня, который в нижней площади, прилежащей к полу, не имеет письмен. Надписи находятся на трех сторонах камня в расстоянии 1 метра от нижнего края. Верхний край обломан под углом в 80°; было ли продолжение надписи на камне, неизвестно, так как обломка не сохранилось. Надпись сверху имеет 4 строки, из коих 1 и 2 снизу плохо сохранилась, частью стерты. Боковая слева надпись из 4 строк; 3-я снизу строка частью стерлась. Нижняя сторона камня без надписей, почему можно предполагать, что и на могиле он лежал горизонтально.

№2. Разбитый камень, называемый Уйским; взят в степи на левом берегу Енисея в 25 вер. от впадения в него реки Уй. Он стоял на кургане в наклонном положении. Камень имеет вид четырехгранной призмы, обделанной снизу неправильно, длиной 115 сантиметров, шириной 43 сант. И вышиной 37 сант. Надписи находятся на двух противоположных сторонах камня в 55 сант. от верхнего целого края, ограниченного прямой плоскостью; нижний край обломан неправильно; неизвестно было ли продолжение надписи вниз. Правая сторона камня имеет надпись из 4, левая из 5 строк.

№3. Шушинский камень найден описан доктором Кастреном во время его путешествия по Минусинскому округу. Спасский издал снимок с этой надписи в XII т. Записок И. Р. Географического общества 1857 г. табл. VI.

Б). Камни, доставленные в 1881 году.

Два камня под №№ 4 и 5, открыты в 10 верстах от деревни Юдиной и в 4 верстах от озера Алтын-Куль, на правой стороне р. Абакана, вблизи курганов, которых насчитывается от 5 до 6. Камни были подернуты легким слоем земли; кромки их выходили наружу; один камень лежал письменами вверх, а другой – вниз. Обделанными и верхними концами камни лежали к Востоку; расстояние между камнями было до 4 сажень. Оба камня найдены доставлены в Юдину иждивением крестьянина Ефима Федотова Корчикова и минусинского мещанина Егора Павлова Маркова. Сверх сего Корчиков сообщает, что один камень с надписями, стоящий на кургане, в 5 верстах от Усть-Таштыпской деревни и в 3 верстах от Монокского перевоза через р. Абакан. Здесь описываю оба юдинских камня по порядку их нахождения.

№ 4. Камень из серо-красного песчаника, длиной 138 сант., шириной 43 сант. и вышиной 20 сант. Верхний край широкий овальный, а нижний суживающийся до 33 сант., обломан. Надписи на верхней стороне камня плохо сохранились, особенно выше над обводной чертой; тут только одна строчка с редкими прерывающимися письменами. Нижняя или краевая строчка, хотя и с перерывами, но лучше сохранилась. Боковая поверхность камня разделена двумя горизонтальными параллельными линиями, между которыми написаны три полных строчки рунических знаков, тщательно вырезанных на камне. Как лицевая, так и боковая надписи оканчиваются на расстоянии 40 сант. от нижнего обломанного края камня. Внизу нет надписей.

№ 5. Камень из серо-красного песчаника, длиной 195 сант., шириной в верхнем полуовальном крае 40 сант., в нижнем тупообломанном 50 сант., и вышиной 18 сант. Верхняя и лицевая плоскость камня заключает круговую надпись из двух строчек, разделенных чертой. Письмена вообще довольно ясны. Боковая поверхность камня имеет кругом две строчки, разделенных горизонтальной линией; здесь между хорошо сохранившими знаками есть большие перерывы от выветривания. Кроме 5 могильных камней в Минусинском музее есть изображение оргали (тура или каменного барана, archarus)на камне, найденном около заимки Майдашки в 10 верстах ниже Минусинска на правом берегу Енисея в 50 саженях от скалы, с которой этот камень, повидимому упал. Изображение оргали весьма неясно; сохранилось очертание: верхняя половина головы и часть рогов. Плита глубоко обтесана, имеет вверху 60 сант., внизу 70 сант. ширины; 130 сант. высоты и 22 сант. толщины.

II). Надписи и фигурные письмена в верховьях Енисея на землях сойотов.

Летом 1881 г. кандидат естественных наук Александр Васильевич Адрианов был командирован Императорским Русским Географическим Обществом в Монголию для научных исследований. Он отправился из Бийска в верховья Кемчика и 20 августа должен был вернуться в следствие препятствий к дальнейшему путешествию со стороны сойотов. Г. Адрианом сообщил мне сведения о виденных и снятых им от руки надписях и различных изображениях животных на скалах.

1) Надпись по правому берегу Енисея в 100 верстах от устья р. Кемчика в местности Каябажа (голова утеса) вблизи русского торгового заведения г. Бяковых из Минусинска; в этом же пункте назначен был съезд русских и китайских уполномоченных для решения недоразумений и спорных дел с сойотами, производящими частые набеги на русских торговцев в пограничных землях, Надпись, выдолбленная в утесе над дорогой трехгранно призматического углубления, имеет 2 горизонтальные строки, из коих верхняя коротка.

2) Также находится круг с периферической надписью, в виде циферблата, состоящего из 13 рунических знаков; внизу круга треугольник, а под ним дуга с полукругом и крест. Вероятно надпись на круге изображала 13 месяцев по китайскому календарю.

3) В том же утесе разбросаны знаки, о которых трудно сказать, составляют ли они иероглифы или буквенные письмена.

4) По близости на другой скале высоко над дорогой видны изображения письмен или знаков.

5) На правом берегу Енисея против заведения г. Сафьянова (члена Отдела) на р. Булыке, ниже слияния Бей-Кема с Хуа-Кемом находятся изображения верблюдов, медведей, оленей, лосей, коз, аргали, наездников, а также и фигурные письмена.

6) Кроме того по Кемчику и Енисею г. Адрианов видел много каменных баб с отчетливыми изображениями письмен, иероглифических знаков. Отделка статуй, особенно головных уборов, лица и одежды весьма тщательна. Сойоты не допустили снять рисунки с статуй.

III). Раскопка кургана вблизи Михайловского прииска по р. Изынжулу, впадающему справа в Камышту, в Минусинском округе.

31 августа 181 г. при содействии владельца Михайловского прииска Петра Осиповича Барташева и его соседа Николая Петровича Кузнецова, имевшего позволение исследовать курганы от Н.М. Мартьянова по уполномочению Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества приступили вечером к раскопке кургана, находящегося примерно в 200 саженях от разреза Михайловского прииска, посреди нескольких курганов меньшего размера. Курганы имели овально выпуклую или плоскую поверхность; некоторые с ямой посредине, вероятно от предшествовавших раскопок. Наружность раскапываемого кургана отличала его от других, вблизи лежащий, отсутствием каменной ограды. Курган находится на склоне горы, простирающейся от В. на З.; длина его 14,5, ширина 13 саж., вышина склона к горе до 3,5 арш., а к долине до 5 аршин. В средине кургана заметно небольшое углубление.

31 августа сначала заложен был шурф, примерно в 5 саж. от долины, площадью в 1 квадр. сажень, пройдено вглубь 2 аршина и не встречено ничего, кроме рыхлого чернозема.

1 сентября. На 3 аршина от верха найдены куски и кора полусгнившего лиственничного дерева; на 4 аршин обнаружился угол деревянного сруба, обложенного кругом каменьями. Отступя 1 сажень далее к горе заложили № 2 шурф, в котором на 3 аршине встречен обрушившийся деревянный потолок сруба; угол последнего был отрыт в 1 шурфе; с 4 аршина начали попадаться человеческие кости и черепа в неправильном и разбросанном положении, черепов было 6, весьма плохо сохранившихся; как кости, так и черепа при вынутии рассыпались; 2 черепа имели целыми затылочные части, в коих заметны пробоины, повидимому от тупого орудия. На дне кургана на 5 аршине найдены куски обугленного дерева и пол, состоящий из серо-желтой глины, 1 разбитый горшок из обожженной глины и 1 глиняный кувшин с 2 ушками; нашлись клочки козьей или конской шерсти бурого и серого цвета, вероятно от одежды или обуви. Никаких других следов одежды, металлических вещей, украшений и оружия, при раскопке кургана не найдено.

Ветер, дувший в продолжении работы и снежная метель, помешали дальнейшей раскопке кургана, почему предположено мной в настоящем 1882 г. продолжить эту интересную разработку кургана. Все кости и вещи, добытые от курганов сданы мной Н.М. Мартьянову, который ныне часть их послал сюда, а остальные находятся в Минусинском музее.

Боголюбский.

Опубликовано в октябре 1882 года.

11

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.