На перевозе.

Знаете ли вы деревню Означенную? – Я думаю, что не слышали. – Позвольте же познакомить вас с ней. Деревня Означенная находится в южной части Минусинского округа. С виду она не отличается от других сибирский деревень: раскинутая на скате горы, на самом берегу Енисея, она состоит из нескольких десятков плохих крестьянских домов. Местность, окружающая деревню очаровательна. У самой почти деревни Енисей, вырываясь из гор, катит свои сердитые волны, но здесь, встретив огромные камни, стоящие среди самой реки, бешено скачет через них и с шумом, который слышен далеко в окрестностях, несется далее. Вид на Енисей из деревни Означенной прекрасен. Вниз по реке несколько зеленых островов; за рекой виден темный бор, за которым начинаются возвышения, По эту сторону реки расстилается необозримая Абаканская степь. Вверх против течения реки, вид еще прекраснее. Громады гор возвышаются одна над другой и, кажется, хотят уйти в небо. Седые вершины их угрюмо глядят на черную тайгу, расстилающуюся у из подножия. – Да, хорошо местоположение деревни Означенной, но в особенности хороши открывающиеся из нее виды в летние, ясные вечера или в ранние утра, когда вершины гор облиты золотыми лучами, а подошвы тонут еще в ночной мгле…

Но возвратимся к самой деревне. Вы удивляетесь длинным амбарам на берегу Енисея и множеству барок у берега? – Спешим пояснить, что здесь главная пристань, где нагружается хлеб, закупаемый в деревнях, лежащих между Енисеем и Абаканом. Кроме того выше деревни Означенной в тайге строится много барок, сплавляемых порожними для нагрузки в низовых пристанях. Постройка барок производится здесь потому, что ниже на Енисее нет уже годного для них леса.

Был прекрасный весенний день. – Енисей в полном разгуле шумно валил через камни. В деревне заметна была живая деятельность. Всякий старался скорее загрузить хлеб, ибо вода шла сильно на прибыль, а известно, что сплав барок затруднителен и опасен, как в большую воду, так и в мелководье. В первом случае трудно управлять неуклюжей баркой: как раз ее занесет в протоки, или даже на луга. В последнем каждая мель гибельная для барки. Ничего не может быть лучше для сплава барки, как умеренная прибыль воды.

Я приехал на перевоз, но, к несчастью моему, паром отвалился за Енисей, и я долго должен был ждать его, по крайней мере часов пять. – От нечего делать, я зашел к одному из знакомых мне хлебных торговцев. – Там я застал почти всех его товарищей. В том числе людей, ведущих торг с издавна и на значительные суммы, как-то: Ф.Т.Г., М.П. и прочих. – Честная компания сидела вокруг самовара, и с прибавлением рома попивала из стаканов чаек. Когда я пришел, то пили, кажется, по третьему стакану, и разговор довольно оживился. Толковали о закупе хлеба, о плавеже его; высказывались будущие предположения о продаже хлеба. Рассказывали друг другу происшествия, случавшиеся с ними при сплаве. Разговорили о посадке на мели. – Кто-то сказал, что хорошо бы иметь пароход, чтобы стаскивать барки с мелей. Это предположение отвергли; но потом перешли к вопросу – могут ли пароходы ходить по Енисею; большая часть собеседников отвергала эту возможность, пароходства по Енисею, но другие говорили в пользу этой возможности; к последним пристал и я. Спорили долго, горячо и согласились с тем, что если бы и возможно было ходить пароходом из Красноярска в Минусинск, то нечего было бы на них плавить. Разговор перешел на иностранцев и изобретательность их: я утверждал, что будь здесь американцы, непременно были бы у нас на Енисее пароходы; но тут многие горячо восстали на меня, решительно объявив, что на Енисее ни какой американец, ни француз, ни англичанин ничего не сделал бы.

— Но согласитесь, господа, сказал я, что иностранцы все-таки пообразованнее нас; а изобретательность есть есть следствие не столько природных способностей народа, сколько всеобщего просвещения, и больших познаний, разлитых в большинстве? Технические познания, распространенные в народе, способствуют изобретению улучшений по всем частям, а просвещение дает толчок к этим изобретениям. – Народ необразованный живет как жили его предки; народ просвещенный не довольствуется этим, а стремится к улучшениям. – а надобно сознаться, господа, мы не видим, чтоб у нас, например, здесь внесли какое либо улучшение по какой либо части, и что вообще мы живем и действуем, как жили и действовали прежде нас?

— Да, здесь какие же могут быть улучшения? В чем? – спросил один из главных хлебопромышленников. – Фабрик и заводов здесь нельзя завести, к ремеслу народ не приучишь; а вот по золотопромышленности ввели же новую промывательную машину.

— Но заметьте, господа, возразил я, что эта машина только введена русскими, а изобретена в Калифорнии. Чтобы нельзя ввести каких либо улучшений, хотя бы в сплаве хлеба, постройки барок, или в чем другом, я с этим не согласен. Мы видим, что все совершенствуется, все идет вперед, неужели же нельзя придумать у нас ничего нового, полезного?

— А чтобы такое придумали вы нового, спросил меня с иронией г. П. – хоть бы в сплаве барок? Уж не хотите ли ввести здесь российские суда, или корабли? Так тогда и хлеб-то не будет стоить того, сколько будет стоить доставка.

— Нет, я этого не говорю, но скажите, господа, сколько лет вы уже сплавляете хлеб в Енисейск? Оказалось, — кто сплавлял 10, кто 15 и даже 20 лет.

— Ну, хорошо. В двадцать лет ввели ли вы хотя одно улучшение в постройке барок, в которых вы сплавляете хлеб? Между тем, согласитесь сами, что ваши барки формой похожи на утюши, прочностью на решето, и все в них держится на конопати. Они неуклюжи, тяжелы на ходу и наконец мало поднимают груза, и вследствие этих дурных качеств сколько несчастий при плавеже, все вы жалуетесь на эти недостатки, а между тем хоть один из вас подумал ли об устранении их? – Нет, барка ваша остается в том же виде, в каком она сто лет назад в первый раз вышла из рук какого-нибудь российского плотника.

— А что вы придумали, например? – спросили меня.

— Не знаю, господа, я по этой части не опытен. Это ваше дело. Вы специалисты в этом. Но при всей моей неопытности мне казалось бы, например, полезным – с лета заготовлять лес для барок; тогда они были бы прочнее, легче на ходу и более поднимали бы груза. А то согласитесь что при сыром лесе, только что срубленном, барка должна быть гораздо тяжелее, чем построенная из сухого леса. Для чего бы, например, днища и боковины не строить из пиленных плах, а не из тесанных: это тоже придало бы ловкости барке, уже не говоря о сбережении леса. Да мало ли чего можно придумать, если хорошенько подумать!

— Это бы точно хорошо, сказали хлебопромышленники, да видите ли мы отдаем постройку барок зимой, так с лета-то заготовлять лес неудобно.

— Но, господа, крестьяне сами приготовляют лес: вам только стоит приучить их.

— Ну, где тут их приучишь? Да обойдется и так, Бог даст; и в этих барках сплавим хлеб… в это время подошел к окну мой ямщик, и сказал, что паром пришел.

Я распрощался с хлебопромышленниками и отправился на берег.

И.П.

Опубликовано 17 мая 1860 года.

13

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.