Ломоносовский проект северо-восточного морского пути из Европы в Америку и Индонезию. Часть 3.

Так как во времена Ломоносова еще не известно было очертание крайней северной части Америки, то ему пришлось относительно вида, который должен иметь северо-западный американский берег, сделать заключение по аналогии с другими материалами земного шара. Полагая, что скалистый берег образует свою излучину, Ломоносов думает также, что он более или менее крут, так как обыкновенному отлогому берегу в морях соответствует, с противоположной стороны, крутой берег, а сибирский берег отличается именно значительной пологостью; а так как с крутых берегов не падает больших рек, то нельзя предполагать рек значительной величины на северо-западном берегу Америки. Если же, таким образом, «стамух» в сибирском океане должно быть несравненно больше, чем в водах омывающих северо-западную часть Америки, то в последних и вообще льдов должно находится меньшее количество, тем более, что в Сибирском океане, благодаря громадным сибирским рекам, приливает масса пресной воды, расслабляющая соленый рассол, между тем как заморозить последний в чистом виде холоду гораздо труднее.

Изысканию о том, «как льды большие движутся, где рассыпаются и исчезают», предпослан весьма оригинальный опыт исчисления их общего количества («падуна» и «стамух») в Сибирском Ледовитом океане, причем автором в основание взят пример Белого и Нормандского (Балтийского) морей. Пространство суши, заключающей реки Двину, Мезень, Онегу и др., относится к пространству пресных льдов в Белом море (занесенных из Сибирского океана как 40 к 3). Принимая площадь, с которой стекают сибирские пресные воды, в 2,600,000 квадратных верст, льды Сибирского ледовитого моря образуют, при одинаковом отношении 40:3, поверхность в 200,000 квадратных верст; но в виду вдвое сильнейшего мороза с Сибирском океане в сравнении с Белым морем, ледяную поверхность можно считать в 400,000 кв. верст, а так как поверхность Ледовитого океана 6,000,000 кв. верст, то разделив это количество на 400,000, получим только пятнадцатая часть поверхности означенного океана занята льдом. А если Американский северный берег не более одной пятой сибирского, то поверхность его льдов, значит, равняется 80,000 кв. в., составляя одну семьдесят пятую часть морской поверхности, так что отношение всей массы льдов обоих берегов, сибирского и американского, к поверхности Ледовитого океана выразится как 1:12,5, при самой суровой стуже, при обыкновенных же полярных условиях чистого моря останется около 10 раз больше против ледяной поверхности, — «довольное пространство для хода севером в Японию».

Что же касается движения льдов, то оно (на основании наблюдений над Белым и др. морями) должно обуславливаться не иным чем, как течениями и ветрами. Бывалыми людьми замечено (и таково же заключение делаемое по аналогии), что в конце весны ветры относят льды к северу и этому же способствует и течение великих северных рек. Хождение льдов совершается собственно около Новой Земли. В июле, в течении тех недель дует северо-восточный ветер, который выводит множества льда из Сибирского океана, что в большой мере содействует очищению моря. Общий вывод, делаемый Ломоносовым относительно распределения масс в Сибирском ледовитом море, следующий: «на восточной стороне Шпицбергена не может лед от берегов далее 300-400 верст простираться, следовательно в половине или конце июля должно северному океану между Новой Землей и Шпицбергеном быть чистым и безледным, и оному чистому океану простираться далече на восток без льда, по малой мере на 1000 верст, считая по времени и скорости как несет лед и сколько оного перейти может в три недели и больше. Сие чистое место должно быть на широте около 80°, от сибирских берегов около 600 верст».

Относительно скученья льдом, Ломоносов замечает, что он может быть только в малых морях между островами, как Новая Земля или мыс Пасагский; а на пространном океане тому быть нельзя, так как если бы ходили все льды по нему, все-таки отношение было бы как 12:1. Но особенно льды не могут быть стеснены в таком море, где течение вообще довольно сильно, где сильные приливы и отливы и таковые северо-восточные ветры.

Из всего предыдущего автор делает следующие заключения: 1) в отдалении от берегов Сибири, на 500-700 верст, Сибирский океан в летнее месяцы от таких льдов свободен, кои бы препятствовали корабельному ходу и грозили бы мореплавателям опасностью быть затертыми. 2) Самый лучший проход, надо ожидать, будет мимо восточносибирского конца Новой Земли к Чукотскому Носу, сперва спустясь на NO, потом же склоняясь к O и SO, как следует держась дуги величайшего на сфере земной круга, 3) Возможен проход между Гренландией и Шпицбергеном в некотором отдалении от берегов северной Америки по причине меньшего количества льдов, путь хотя и более далекий, «но, кажется тем способнее, ежели, как чаятельно, тамошний океан, обращаясь около полюса, способен будет течением в пути к Чукотскому Носу». 4) Обратный ход будет способнее около Новой земли в надлежащем отдалении от берегов Сибири, по воде и ветрам, как напротив того по – за Шпицбергеном и по – за полюсом, мореплавание к Чукотскому Носу и далее в Индию и Америку.

Практическим указаниям относительно снаряжения экспедиции и научных наблюдений посвящена четвертая глава, за которой следуют два прибавления, — в первом из них, на основании сведений, полученных от людей бывалых в Сибирском море, сообщается, что путь удобнее от Грумантского берега, нежели с Новой Земли, так как там климат теплее и, следовательно, море должно быть свободнее от льдов; во -2-ом прибавлении относительно западно-американского моря говорится, что оно, будучи полно островами, богато подземной теплотой и, следовательно, не грозит обилием льдов.

Заметим, что передавая содержание ломоносовского мемуара, мы и кроме тех мест, где дословное воспроизведение изложения самого автора обозначено кавычками, старались оставаться по возможности близкими к способы выражения Ломоносова. В заключение мы считаем не лишним вкратце указать на точку зрения, с которой должно быть оцениваемо изложенное нами сочинение: представителя русской науки прошлого столетия. Не говоря уже ни о замечательной начитанности Ломоносова в литературе путешествий на север на различнейших европейских языках, так как в его время не существовало ни какой общей истории полярных плаваний, ни о его полной самостоятельности в чисто научной области, нельзя не удивляться, что уже тогда, когда еще в помине не было пароходов, Ломоносов признал осуществимой мысль прохождения на корабле вдоль всего Сибирского ледовитого моря, между тем как даже в наше время Норденшельд, взявшийся за ее осуществление и вооруженный могучей силой пара и всеми строго научными выводами и практическими приспособлениями знания, во всех его разветвлениях неизмеримо далеко шагнувшего со времен Ломоносова, встретил, по собственному его свидетельству, самое упорное недоверие. Но помимо замечательности общей идеи, развитой в сочинении Ломоносова, в нем мы встречаемся во-1-х, с необыкновенной проницательностью и во 2-х, с блестящим умением из общих научных оснований извлекать положительные заключения, — укажем, для примера, на его вполне подтвердившиеся гипотетические предположения относительно очертания северо-западного берега Америки, безледности омывающих его вод, существования островов около полюса (так называемая «Петерманновская теория»), роль больших сибирских рек в образовании льдов Сибирского океана, родственности племен, населяющих азиатский и американский берега Берингова моря и т.п.; во втором отношении отметим его теорию (хотя теперь, благодаря успехам современного знания, уже не состоятельную) воздушного электричества и северного сияния с выводимыми из нее заключениями о состоянии поверхности Ледовитого океана; а также и весьма остроумный прием для вычисления отношения, в котором находится ледяная площадь к поверхности открытых вод в Сибирском ледовитом море. На основании всего этого мы сочли своевременным несколько подробнее познакомить читателей интересующихся вопросами полярной географии с произведением Ломоносова, тем более, что оно, почему то не вошедши до сих пор в полное собрание его сочинений, совершенно исчезло из продажи, так что даже в больших общественных библиотеках причисляется к редким книгам.

П.Б.

С.Петербург

1 мая 1881 г.

Опубликовано 8 ноября 1881 года.

Ломоносовский проект северо-восточного морского пути из Европы в Америку и Индонезию. Часть 1.

Ломоносовский проект северо-восточного морского пути из Европы в Америку и Индонезию. Часть 2.

8

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.