Миражи в окрестностях Селенгинска.

В продолжении целого лета мы имеем удовольствие очень часто смотреть прекрасное зрелище, совершающееся перед нашими глазами, — это миражи, являющиеся обыкновенно в котловине Гусиного озера в тоенской долине, где расположен новый Селенгнск и очень редко в старом Селенгинске. Смотря на север из окон домов нашего города, в иное время мы по нескольку часов сряду любуемся огромным зеркалом гусиного озера, окаймленного иногда полосой блестящего радужного цвета, по берегам которого в разных местах вращаются целые полки солдат и конных всадников гигантской величины. Все это, и водная масса с ее огненным отблеском и массы народа, находятся беспрерывно в движущемся, можно сказать в трепещущем состоянии. Водный бассейн самого озера, то увеличивается, то уменьшается в своем объеме. Такое местное явление, фата-моргана, конечно происходит от рефракции вод гусиного озера, хотя оно и закрыто от нас высоким нагорьем и упоминаемые нами миражи отражают фантасмагорически все, находящиеся в долине, где и суетятся большие стада коров, баранов, и где разъезжают на верховых лошадях толпы бурят. Подобный мираж мне случилось видеть во время проезда моего из селенгинского солеваренного завода в Селенгинск. Это было 11 сентября, в 10 часов утра; погода стояла тихая, на небе кое-где разбросаны были перистые облачка. Осеннее солнце то показывалось из-за них, то закрывалось ими. Поверставшись с загустайской кумирней, я был поражен удивительным зрелищем. Впереди меня на дальнем горизонте, я увидал быстрые эволюции огромной армии: вправо двигалась кавалерия, слева тянулись ряды пехоты, в середине расположена была артиллерия; люди выказывались в этой картине и обыкновенной величины и были одеты в разноцветные платья, с радужными блестящими оттенками. Мало этого; я слышал топот лошадей, стук колес, бряцанье оружия и невнятные крики; кучи людей вращались с необыкновенной быстротой, — то была удивительная полная иллюзия воочию представлявшаяся, оптический обман зрения совершенный. Я невольно остановился чтобы наглядеться на это редкое явление, и простоял на оном месте с полчаса времени, покуда не исчез изумительный призрак. На самом же деле в загустайской степи в это время проходило вот что: на правой стороне паслось стадо верблюдов, на левой находилось также огромное стадо овец, а по самой середине по степной потовой дороге, тянулся бесконечный обоз из Кяхты с чаями. Наши лошади никогда не могут смотреть спокойно на верблюдов; они перепугались их и разъезжались по степи в разные стороны. Стадо овец, испуганное в свою очередь лошадьми и стуком таратаек, стремглав бросилось в сторону; чтобы привести в порядок свой обоз, ямщики бегали за лошадями и не милосердно кричали, — вот причина, вследствие которой в воздушной перспективе образовался мираж, столь замечательный по общей картине, обнявший собой обширную местность и представляющийся с такой поразительной отчетливость и живостью.

Мне памятен также, еще один подобный случай. Поздно вечером, когда уже стемнело, я с однм из моих знакомых возвращался с охоты, и нам нужно было проходить через кладбище, находящиеся в версте от старого Селенгинска. Это было в июне месяце. Погода стояла теплая и очень тихая. Мы остановились закурить сигары; я начал высекать огонь, как вдруг товарищ мой, толкнул меня стволом ружья и указал вперед, на человека, стоящего от нас шагах в пятидесяти. Фигура этого человека показалась нам необыкновенного роста, с длинными распростертыми к верху руками; товарищ мой оробевши закричал: «кто идет», а см взвел курки двуствольного ружья. Я также был готов сделать выстрел; наша собака поджала хвост, спряталась за нас и робко озираясь вперед, ворчала. На первый не было ответа. Я закричал: ей, говори, кто ты, или я буду в тебя стрелять! Но господин этот упорно молчал. Товарищ мой сказал мне тихо: узнаем прежде, что это за человек и что он делает на кладбище? Несколько минут мы молча смотрели на великана: он стоял, не переменяя своего положения, понемногу шевелился, но с места не трогался. Наконец я предложил товарищу, идти стороной, чтоб его не трогать, а если он вздумает напасть на нас, тогда стрелять в него. Товарищ мой, однако, не согласился на мое предложение и уговорил меня прямо идти к великану. Не дойдя до него несколько шагов, мы увидели, что это был старый деревянный крест, поставленный над могилой, который на самом деле не был так велик, как нам показалось. Чтобы более удостовериться в виденном, мы три раза отходили от креста и он издали казался человеком необыкновенного роста, и тогда мы вполне убедились, что это был ночной мираж. Я сказал выше, что подобные явления миражей у нас нередки; путешественник следуя, по степной местности близ Гусиного озера, может быть свидетелем чудесных отражений в природе, особенно после большого ненастья, при восходе солнца, когда пары густыми массами отделяясь от южной цепи Байкальских гор, носятся над долиной.

К. Кельберг

Опубликовано 19 апреля 1860 года.

13

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.