По поводу направления изысканий для будущей железной дороги в Енисейской губернии.

Г-н Ястребов, начальник разведочной железнодорожной партии, долженствующей работать от гор. Канска, по почтовому тракту, к Половинно-Черемховской станции, на вопрос: почему требуются две партии рабочих в городе Канске? – ответил мне, что разведки поведутся от Канска в двух направлениях: к городу Красноярску, севернее тракта, и к Бирюсе.

Невольно рождается вопрос: что побудило разведочную комиссию остановиться на подобном проекте?

Подыскать сколь-нибудь удовлетворительный ответ на этот вопрос – нельзя.

Наиболее веским аргументом могло быть желание направить дорогу через город Канск, в видах достижения каких либо административных целей. Если это так, то разумеется не может и не должно быть сетований на производство лишнего расхода в несколько миллионов рублей, и на затрату массы лишнего труда, по проложению лишних 80 или 85 верст железнодорожного пути, по одной Енисейской губернии, ширина которой, считая таковую по длине почтового тракта, — 540 верст.

Но раз административные цели в этом деле роли не играют, — то направление железной дороги на город Канск, при желании соединить Красноярск с Иркутском, является чуть не государственным преступлением. И действительно, подобный выбор направления был бы преступлением, если бы в распоряжении комиссии существовали верные карты Енисейской губернии, потому что тогда члены оной видели бы, как много в стороне от кратчайшего направления лежит гор. Канск. Не знаю, какими именно картами пользовались члены комиссии для своих соображений; думаю, однако, что они не могли миновать так называемой маршрутной карты, изданной в 1878 году, в 50-верстном масштабе (изд. военно-топографического депо, полковн. Ильин). Могли также пользоваться картами губернских чертежных, составленными по весьма сомнительным данным, нередко со слов.

И в том и в другом случае, в выводах членов комиссии должны оказаться очень крупные ошибки.

Маршрутная карта, безусловна ценная для военных целей – совершенно бесполезная для целей, которые преследует разведочная комиссия. Из карт, имеющихся в губернских чертежных, могут быть полезны только те, которые сняты в план инструментально.

Чтобы избежать обвинения в голословности моих доводов, помещаю два схематических чертежа части почтового тракта между Красноярском и ст. Бирюсинской.

Рисунок 1-й скопирован с маршрутной карты, в ту самую величину, как упомянутый участок нанесен на этой карте.

Рисунок 2-й приведен в 50-ти верстный масштаб, с карты постовой дороги, снятой глазомерной съемкой.

Очевидно, что, по рисунку № 1, направление от города Канска по реке Кан, до изгиба оной, и затем прямиком на гор. Красноярск, является диагональю по отношению к почтовому тракту и не смотря на то.что при этом направлении дорога прошла бы местности ненаселенной и встретилась бы весьма трудная работа в разбивке горного кряжа, прилегающего к реке Енисею, — выгода происходя от сокращения числа верст, превысила бы неудобства направления.

Обращаясь теперь к рисунку № 2, мы видим, что направление Красноярск, Уяр, Ключевское, Тинская, является диагональю по сравнению с направлением Красноярск, Канск, Тинская.

Самый ненаблюдательный человек, видевший разные местности России по обе стороны Уральского хребта, обязательно придет к заключению о сравнительно большей трудности проложения железнодорожных путей в Сибири. Понятно, что, вследствие этого, и сами изыскания здесь должны двигаться тщательнее, чем в Европейской России, а между тем производить таковые здесь гораздо труднее, потому что совершенно не имеется карт целых губерний, составленных хотя бы из глазомерных съемок. В силу изложенного, никакие общие соображения, а тем более такие, приведение в исполнение которых сопряжено с значительным расходом казенных денег, — пока не должны иметь места.

Мечтать о возможности составления, в скором времени, первых карт Томской, Енисейской и Иркутской губерний – лишняя трата времени. Направлять разведочные партии гадательно, на «авось», едва ли практично, и во всяком случае убыточно для казны. Ничего не делать и получать даром содержание – как будто предосудительно. Неудивительно, что членам комиссии, в своих проектах работ, пришлось остановиться на тех картах, которые им подвернулись под руки.

Задача, им поставленная, на столько серьезна, что не должна быть достигаема ощупью. Проекты их работ обязательно должны основываться на каком-нибудь прочном, верном, основании, иначе они повлекут за собой вполне справедливое осуждение со стороны, если не правительства, то общественного мнения.

Как будет действовать, например, партия, двигающаяся из города Канска к Красноярску? Может ли она выйти ныне к Красноярску с изгиба реки Кан, или даже из г. Канска прямым путем? Разумеется, нет! Она не имеет базы.

А между тем эта задача сделалась бы пустяшной, если бы в распоряжении начальника партии была карта почтового тракта, сделанная инструментально. Снять же почтовый тракт, при помощи астролябии, без производства нивелировки, енисейская чертежная могла бы в 3 недели, с самой ничтожной, сравнительно, затратой денег, а именно не свыше 1500 руб., а если работу эту произвести партиями разведочной комиссии, то потребуется никак не меньше 2-х недель. Имея такую карту и заручившись опросом местных жителей, каждая разведочная партия смело могла бы с уверенностью производить нивелировку местности, одновременно с просекой по взятому направлению. Имея карту постового тракта, снятую инструментально, комиссия не остановилась бы на направлении Красноярск, Канск, Тинская и не была бы поставлена в необходимость производить совершенно бесполезную работу, на протяжении приблизительно 150 верст, от Канска к Красноярску, и 75 верст от Канска к Тинской, потому что простым измерением расстояния от Красноярска до ст. Тинской, по кратчайшему направлению, она бы насчитала 204 версты, вместо 235-260 верст через Канск.

Инструментально снятая карта почтовой дороги была бы полезна еще и потому, что облегчила бы составление верных карт губерний, потому что к ней легко было бы приурочить отдельные участки местностей, снятых инструментально.

Засим, население сибирских губерний, в округах, ледащих по почтовому тракту, разместилось почти исключительно по тракту и по рекам. Стало быть, проведение железной дороги в возможно близком расстоянии от почтового тракта будет наиболее целесообразным, потому что будет удовлетворять надобностям сельского населения, которое повсеместно в Сибири значительно многочисленнее городского и может доставлять груз дороге – хлеб, тогда как городское, особенно же в таком небольшом городе как Канск, нигде в Сибири ничего не производит и, сравнительно мало потребляет. Впрочем, моя цель не та, чтобы доказывать преимущество того или другого направления железной дороги в экономическом смысле, а я желаю указать на кратчайшие расстояния между Ачинском и Красноярском и Красноярском и Тинской.

По обстоятельствам, о которых нет надобности распространяться, я составил карту постового тракта, по Енисейской губернии, из глазомерных съемок. По этой карте, протяжение железной дороги должно быть таково:

От Ачинска до Красноярска – 145 верст. Стало быть сокращение против длины постового тракта на 20 верст. От Ачинска до р. Качи дорога должна идти по кратчайшему направлению, придерживаясь почтового тракта; от р. Качи взять направление на дер. Еловую, с которой вести на дер. Минино, к городу, приблизительно к Даниловскому заводу. При таком направлении, к северу от дороги останутся две ближайшие к г. Красноярску почтовые станции: Суховская и Зеледеевская.

От Красноярска до станции Тинской. От перевоза через р. Енисей, лугами на дер. Пузыреву, Чанчикову и в 9 верстах от ст. Кускун выйти на почтовый тракт. Затем, придерживаясь направления почтового тракта, не отходя от оного на расстояние больше 3 верст, до ст. Уярской. От Уяра направить на дер. Притышево, минуя дер. Глубокое к ст. Бородинской. Можно идти и несколько севернее, чтобы выйти к ст. Ключевской, — местность будет столь же мало пересеченная, как та, которая мной нанесена на план. От Бородинской, или От Ключевской, вести на дер. Бражную, стоящую на р. Кан, затем на заимку Гаврилову, заимку Пермякова, заимку Рожкова и выйти на ст. Тинскую. Далее придерживаться направления почтового тракта. При таковом направлении выгодается:

От Красноярска до с. Кускун – 14 верст.

От Уяра до ст. Бородинской – 9 верст.

От ст. Боролинской до ст. Тинской – 54 версты.

Итого – 77 верст.

А если добавить спрямление пути в тех местах, где дорога поведется вдоль почтового тракта, то сокращение против длины почтового пути надо считать от 80 до 85 верст.

По всему же протяжению Енисейской губернии, сокращение железнодорожного пути, придерживаясь направления мной избранного, по сравнению с числом верст почтового тракта, будет около 100 верст. Полагаю, что такое сокращение стоит того, чтобы принять к сведению: помимо сокращения в работе по прокладке железнодорожного полотна, сократится также число станций, а стало быть, и служебного персонала.

Было бы желательно, чтобы нанесение на план постового тракта предшествовало прочим работам разведочных партий, и чтобы вопрос этот вырешился как можно скорее, для того чтобы избежать напрасной высылки нижних чинов из Красноярска в Канск; да и количество рабочих может быть сокращено на время, необходимое для снятия инструментальной съемкой постовой дороги. Последнее желательно еще и потому, что работа эта крайне невыгодна для нижних чинов, так как, получая 14,5 рублей в месяц, на своих харчах, они не только не будут в состоянии сберечь что-нибудь прозапас, но должны будут затратить свои деньги на покупку одежды и сапогов, которые износят.

Красноярск, 3 апреля.

В.К. Андреевич.

Опубликовано 10 апреля 1888 года.

479

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.