Карапчанский Никольский храм. Часть 2.

Священник Тимофей Сизых (1808 – 1857). Сын дьячка Карапчанской церкви Осипа Сизых. Воспитание о. Тимофей получил дома; ни в каком заведении не обучался. Этот маститый старец, подвязавшийся на пользу церкви в сане священника при одном и том же храме до пятидесяти лет, на долго оставил в устах благодарной паствы своей добрую о себе память. При нем, при его теплом усердии по храму, состоялось в 1849 г. капитальное поновление храма. В продолжение своей пятидесятилетней службы в здешнем негостеприимном месте, которому природа, кажется, во всем отказала, много пришлось о. Тимофею вынести на себе и горя и несчастий. Пользуясь от прихода весьма скудным содержанием (При вступлении о. Тимофея на приход, прихожане положили давать ему по девяти фун. руги с каждой ревизской души, да отвести девять же десятин земли. Штатного жалования не было.), ему в силу необходимости, на равнее с крестьянами, самому приходилось приниматься за соху, самому косить и жать. (Главным источником его дохода был приобретенный им от кочующих тунгусов ухожий, в который он сам ежегодно, осенью, когда здесь обыкновенно, по причине рекостава, на целый месяц решительно прекращаются сообщения с приходом, с винтовкой за плечом, в одежде простого крестьянина, на лыжах отправлялся на белковье. Не раз приходилось ему в этом положении сталкиваться один на один с хозяином наших таежных лесов – топтыгиным; но меткая пуля охотника частенько клала его на месте. Искусством стрелять из ружья о. Тимофей, сказывают, владел как нельзя лучше).

Говоря об о.Тимофее, не могу не упомянуть об одном обстоятельстве из его жизни, в котором он подвергался опасности в цвете лет своих потерять жизнь свою. В народной памяти до сих пор сохранилось предание о тяжелом времени в начале настоящего столетия – когда шайки разбойников делали набеги на беззащитных жителей Тунгуски. Пользуясь малонаселенность края, разбойники целыми шайками нападали на беззащитные деревушки, забирая все, что только попадало им на глаза. Частые грабежи до того напугали жителей, такой страх наводили на них, что они, завидев иногда на реке лодку с народом, толпами бросались в лес, или кто куда только мог, лишь бы спастись от преследования разбойников. Но не было для жителей Тунгуски такого тяжелого года как 1808-й. Никогда до крайности грубые и самовольные выходки молодцов проплывущих (так обыкновенно в народе величались бродяги-разбойники) не доходили до такой степени хищничества, как в это время. Пытки были до крайности зверские, — Одних наказывали до смерти, других жарили над горевшими вениками, третьих, наконец жгли. Цель всегда была одна – награбить побольше богатства. Кто-то шепни молодцам проплывущим, что у о. Тимофея есть довольно значительный капиталец и что тут уж можно наверняк им поживиться. Весть эта приша разбойникам по душе. И вот в один из летних дней, когда, по обыкновению, в деревнях народу почти совсем не остается, о. Тимофею пришлось сидеть дома, сказывают, за исповедными росписями, — вдруг заявляется в его квартиру шайка молодых молодцов и в числе их одна женщина. О. Тимофею легко было догадаться, что он появлением их поставлен в опасное положение, а помощи ждать было не от кого: все были по полям; да если бы и был кто в селении, тот без сомнения не подумал бы кинуться на помощь – дай Бог самому ноги… О. Тимофею пришла была мысль прыгнуть за окошко, но глядь – и там сторожило несколько других вооруженных бродяг. Положение было безвыходное. Зверская алчность грабителей заявила себя прежде всего в требовании имевшихся у о. Тимофея ружей и пороха. Затем последовало требование денег. Получив решительный отказ в деньгах, грабители приступаю к повальному обыску. После обыска, в доме о. Тимофея решительно ничего не оставалось: ненужные вещи истреблялись, а все ценное забиралось. Денег все еще не находили. Снова приступаю к допросу. О. Тимофей, имея за душой пару серебряных рублей, отдает им последние свои гроши. «Нет врет поп, у него деньги есть, на улицу его!» раздается повелительный голос атамана. Полуногой о. Тимофей выводится во двор и здесь, привязанный к столбу, терпимо переносит сыплющиеся на него удары от руки одного дюжего разбойника. Только кровь страдальца заставила остановиться злодеев от дальнейшей пытки над ним. «В лодку его!» (Что имел в виду разбойничий атаман, изрекая эти слова: хотел ли он только напугать о. Тимофея, или же у него мысль была уплавить его с собой?) снова послышалось приказание атамана, и о. Тимофей, связанный, в одну минуту был взят и отправлен по назначению. Только не отступные просьбы одного крестьянина, успевшего как-то заискать расположение к себе разбойников, спасают его (говорят, крестьянин этот был вожатым у разбойников – прихожанин о. Тимофея). «Бросьте его вон!» скомандовал атаман, и измученный и обессиленный о. Тимофей, брошенный из лодки на берег, как мертвый труп всею тяжестью рухнулся оземь… Ровно через год, из Енисейской губернии, из всех захваченных у о. Тимофея вещей, доставлено было ему только требник, да медная дароносица.

Священник Василий Весин (1858-1860). Окончил курс в Костромской Духовной Семинарии. По расположению Св. Синода в 1858 г. назначен на служение в Иркутскую Епархию, где в том же году и определен был впервые в настоящее место. Отсюда перемещен в один из приходов Балаганска благочиния.

Священник Петр Грозин (1860- 1869). Окончил курс в Иркутской Духовной Семинарии. Заботами о. Петра была открыта в Карапчанке первая Воскресная школа при волостном правлении. Школа эта в 1861 году переименована была в Карапчанское приходское училище. Учителем, за не имением кандидата на эту должность, во все время своего служения в Карапчанке, состоял о. Петр. При нем в 1865 г. открыто при церкви приходское попечительство. В Марте 1869 г. о. Петр переместился в г. Киренск, на священническое место при соборе.

Священник Михаил Сизой (1869 – 1873) – пишущий эти строки – окончил курс в Иркутской Духовной Семинарии. После четырех летней службы здесь, перемещен в г. Верхоленск, на священническое место при соборе.

В настоящее время при Карапчанской церкви священником состоит о. Константин Петелин, определенный на настоящее место 1-го Сентября 1873 года из Иркутской Духовной Семинарии, где он состоял в должности Эконома в сане диакона.

Священник Михаил Сизой.

Опубликовано 24 августа 1874 года. 

Карапчанский Никольский храм. Часть 1.

72

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.