Нижнеудинск 12 июня 1878 года.

С некоторого времени начали доходить до нас известия из разных местностей Сибири о проявлении, в деятельности крестьянских обществ, некоторой самостоятельности. Так, например, в № 10 газеты «Сибирь», красноярский корреспондент сообщает о ходатайстве многих волостей красноярского округа относительно учреждения сельских и волостных судов, а также и переименовании трактовых дорог в шоссейные, с представлением права взимания установленного сбора. Ясно, что потребности и общественные интересы, вместо пассивного к ним отношения и предоставления из на волю чужой опекунской заботливости, начинают составлять предмет усилий и стремлений крестьянских обществ. С одним из таких проявлений самостоятельности крестьянского общества и мы желаем познакомить наших читателей.

В 6 верстах от нашего богоспасаемого града, на берегу реки Уды, вверх по ее течению, находится деревня Устьрубахинская, называемая заимкой. Она с другой деревней, называемой Абалаковой, составляет сельский участок алзамайской волости, нижнеудинского округа. В этом участке ревизских душ 274 мужского и 268 женского полов. По окладному листу казенной палаты в числе первых значится крестьян: государственных 171, экономических 2, из сосланных на жилье 4 и 10 из ссыльно-поселенцев. Государственных податей, а также прочих внутренних сборов, как то: на содержание волостного правления, сельского писаря и проч. каждый год собирается более 1000 рублей. (На содержание только волостного правления т.е. писаря с его помощниками 313 рублей 95 коп. по 1 руб. 61 коп. с души). На этом участке с давних лет, вследствие неурожая, падежа скота и других бедствий, образовалась значительная недоимка, которую пополнить никаких решительно средств не имеется. Недоимка эта с каждым годом увеличивается и в настоящем году она составляет в 2642 рубля 57 копеек. Если бы для ее пополнения вздумали продать с аукциона имущество крестьян (это и случится когда либо), то они крестьяне, лишились бы всего имущества, так как последнего не достало бы на сказанную сумму. Бедность и голытьба поразительная. Для сбора податей в Устьрубахинском участке постоянно живет откомандированный нарочито туда член волостного правления, который вместе со сборщиком, сельским старшиной, писарем и десятниками неусыпно бодрствуют над участком и чуть у какого крестьянина появится заработанная копейка, отнимают ее силой, не взирая ни на что.

Устьрубахинские крестьяне начали собираться в сходки и на сколько позволили им умственные способности, доведенные забитостью и нищетой чуть не до состояния идиотизма, приискивать и обдумывать средства к выходу из своего бедственного положения. Но как они умом-разумом ни раскидывали, а никакого синего пороха у них не выходило. Весной сего года пришла им мысль устроить в своей деревне перевоз через реку Уду. Мысль эта внушена им была следующим соображением: осенью, во время рекостава, т.е. когда река Уда начинает замерзать, или весной, когда она вскрывается, большая часть обозов, желая избавиться платы на нижнеудинском перевозе, направляется на Устьрубахинскую деревню, где осень лед образуется раньше, а потом весной держится долее и крепче и переезжает реку Уду безданно и беспошлинно. Значит, если в Устьрубахиной устроить перевоз и цену на нем против нижнеудинского понизить, то многие обозники не посмотрели бы на 6 верст обхода и поехали бы на Устьрубахинскую деревню, а это могло доставить изрядный дивиденд. Об устройстве перевоза своими средствами устьрубахинским крестьянам, конечно и думать нечего. Необходимо было обратиться к капиталистам. Но наши нижнеудинские капиталисты, нажившие деньгу на продаже «специалки», никакой другой специальности знать не хотят и на предложение принять на себя устройство перевоза в Устьрубахинской деревне – отмахивались и руками и ногами. Мысль устьрубахинских мужиков так бы и осталась воздушным замком, если бы некоторые из них не узнали о содержании 171 ст. XII т. II ч. уст. О благоустройстве в казенных селенияъ по продолжению 1868 года, в кое говорится что: «мирские земли, мельницы, рыбные ловли и другие статьи общественного дохода состоят в распоряжении самих крестьянских обществ, которые могут отдавать их и в оброчное содержание по общественным приговорам, не испрашивая дозволения или утверждения управления государственных имуществ».

Значит нам можно и без разрешения начальства устроить перевоз в Устьрубахинской? Спрашивали обрадованные крестьяне у разъяснившего им 171 статью устава о благоустройстве в казенных селениях. Ив тот же почти день нашли капиталиста, взявшего у них на свой счет устроить перевоз с платой в их общество каждый год по 500 рублей. По общественному приговору крестьяне передают ему перевоз на 10 лет. Таким образом, благодаря пробуждению к самодеятельности, вызванному нуждой, у крестьян являются шансы не только уплатить накопившуюся на их обществе недоимку, но и несколько поправить совершенно расстроившийся быть (Для пользы крестьян мы считаем не лишним иметь при каждом сельском управлении уставы о благоустройстве в казенных селениях. Знакомясь с этим уставом крестьяне мало по малу получили бы более точные понятия о своих правах, так как без этого не возможен между ними никакой прогресс, никакое преуспевание).

Мы слышали, что нижнеудинская городская дума намерена всеми силами протестовать против устройства в деревне Устьрубахинской перевоза.

А.О.

Опубликовано 2 июля 1878 года.

73

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.