Заметка о некоторых свадебных обычаях енисейской глуши.

Старо-Ачинский тракт, идущий от города Ачинска до города Енисейска, с прилегающими к нему побочными селами в стороне от большой дороги, живет в своей глуши вполне старыми патриархальными обычаями и формами, выработанными веками и завещанными потомкам блюсти и оберегать их в своей силе и ненарушимости. Новые поколения, правда, в некоторых формах, отживших свой век, видят непригодность, ненормальность их, но изменить им не хватает сил при существовании охранителей старого порядка. Поэтому, как и вообще во всем, что не согласно с требованиями жизни, приходится пробивать вылазки, отыскивать другой выход из замкнутого положения.

В районе Старо-Ачинского тракта еще продолжает существовать в полной силе обычай платить родителям невесты выкуп – калым. А при современных условиях жизни сибирской деревни это ведет к тому, что крестьянам ниже среднего достатка почти невозможно жениться, так сказать, официальным путем высватать подругу жизни. Родители невесты в таких случаях предъявляют к жениху требование, часто несоразмерное с его средствами; помимо обыкновенных подарков, родители невесты выговаривают с жениха: деньги, водку, чай, масло, хмель, мясо, муку, — словом все то, что составляет необходимость при свадебных пирушках для угощения званных и незваных гостей. При таком обычае, разумеется, свадьбы доступны только зажиточным семействам. За уплатой калыма, разорительного для семьи жениха, в обычае крестьян «справлять» свадьбы на широкую ногу: приглашать и угощать всех своих и невестенных сродников и знакомых. Свадебные угощения обыкновенно продолжаются по несколько дней вкупе всеми участвующими в свадебном поезде. Неудивительно, что самый бедный жених запасает для свадьбы не менее пяти ведер водки; также заблаговременно запасаются водкой в достаточном количестве и те, которые должны быть приглашенными на свадьбу. Чем пышнее свадьба, тем больше жених отдаст калыма, тем дольше сохраняется память об ней и составляет даже своего рода гордость всех участвовавших в свадебном пиршестве.

Семьи не вполне достаточные, но желающие в силу традиционных обычаев справить свадьбу порядком, с церемониями сватанья и уплатой калыма, закабаляют себя у состоятельных людей, чаще всего у своих односельчан; это делается не без ведома невесты и ее родителей, но отрабатывать приходится обоим супругам, не без ущерба, конечно, для собственного хозяйства, потому что заимодавец ссужает под условием отработать у него летом на сенокосе и жнитве. Во избежание непроизводительных расходов, поглощаемых свадьбой, малодостаточные семейства из желания не закабалять себя или бесценок не продавать из своего хозяйства: хлеб, лошадей, скота, — нарушают традиционный обычай – совершают свадьбы «убегом». Теперь подобные свадьбы вошли в моду. Они хотя в известной степени и начали уже отражаться в среде зажиточных крестьян. Но, тем не менее, долго еще не выведется калым. Тут нужны другие меры.

Беговые свадьбы носят следующий однообразный характер. Молодые люди сговариваются, и, не объясняя своим родителям, но выбрав удобное время, парень уводит девицу в свой дом и объявляет ее своей невестой. Сопротивление со стороны родителей жениха на вступление в брак с «украденной невестой», за небольшими исключениями, не бывает. Украденная невеста пользуется правами жены, отправляет по дому все обязанности, лежащие на женщинах, и разделяет супружеское ложе со своим женихом. Это последнее обстоятельство не считается грехом или неприличным как со стороны семьи жениха, так и стороны родителей невесты и общественного мнения. Бывают случаи, и, надо сказать, неисключительные, что украденная невеста живет-живет у своего жениха, да и уйдет или в дом своих родителей, или к другому жениху. Родители жениха, как только приютят у себя украденную невесту, то немедленно начинают вести переговоры с семьей невесты, о том, чтобы дали священнику разрешение повенчать дочь с их сыном; переговоры иногда продолжаются долго, по несколько месяцев, невеста того и гляди сделается матерью… однако же, сколько ни поломаются родители невесты, но в конце концов дадут свое согласие даром или за ничтожный калым. Свадьбы совершаемые убегом, очень скромны, неразорительны для хозяйства не только родителей невесты и жениха, но и тех которые участвуют в свадебном поезде в качестве гостей. Беговые свадьбы, несомненно, мало по малу будут вытеснять калым; нужно, чтобы священники в этом случае не противодействовали вступающим в брак различными требованиями, имеющими в виду несоблюдение известных форм, а чисто личные выгоды. Священники, чтобы совершить обряд венчания, рядятся с женихом, словно мясники с продавцом коровы, даже в тех случаях, когда со стороны вступающих в брак не имеется никаких препятствий. Что же за отношения между прихожанами и причтом будут при подобном условии!

Нов. Пимен.

Опубликовано 18 июня 1887 года.

5

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.